Главная Статьи Минерально-сырьевые ресурсы Экономический кризис, его истоки и минерально-сырьевой потенциал. Часть 1

Экономический кризис, его истоки и минерально-сырьевой потенциал. Часть 1

Козловский Е.А.
Печать
Экономический кризис, его истоки и минерально-сырьевой потенциал

В мире разразился глобальный экономический кризис, который, несмотря на заверения наших руководителей, втянул и Россию.
Возникает, естественно, вопрос: что это за кризис, како-ва его суть, и какие меры следует принять, чтобы смягчить его влияние на экономику России. Сейчас появилось много статей в прессе по этой проблеме, с различных сторон освещающих это явление. Я думаю, что тщательный разбор ситуации должен был бы служить курсами «повышения квалификации» для наших слабых руководителей, не прошедших подготовку «ковкой металла» – производственной практикой закалки, которая «слагает» (!) будущую производственную жизнь специалиста.

Общая оценка событий. Известный американский финансист Д. Сорос в интервью французской газете сказал: «…Этот кризис по своему масштабу и длительности превосходит мои наихудшие опасения. Теперь он не позволит американским потребителям, которые, основываясь на оценочной стоимости своей недвижимой собственности, жили в кредит, потреблять больше, чем они производят. Однако исчезновение этой гарантии спровоцирует падение оценочной стоимости недвижимого имущества и сведет к нулю их сбережения…. Я постоянно защищаю следующий тезис: рынки никогда не тяготеют к равновесию сами по себе. Их регулируют «мыльные пузыри», которые надуваются, а потом лопаются. Согласно моей теории, каждый «мыльный пузырь» состоит из двух элементов: первый – это реальная доминирующая тенденция, второй – ее ошибочная интерпретация.

Economic recession, its sources and influence upon the mineral and raw material potential

The author considers the causes of the worldwide economy recession and its influence on the Russian economy. He examines the scenarios of recovery from the recession and proposes specific ways of handling it. The author makes special mention of the role in the Russian economy of the mineral and raw material complex, which is considered one of the main elements of the country's economic security.

Рыночные фундаменталисты до последнего момента пребывали в уверенности, что рынки будут саморегулироваться. Это – заблуждение!». Сказано откровенно и убедительно! А ведь вспомните, что почти двадцать лет нам эту нелепость вдалбливают на правительственном уровне.

В. Геращенко рассматривает происходящее как объективный процесс, который многие годы происходит в экономике США, и объясняет наши беды как отголоски того кризиса. И, продолжая, подчёркивает, что Америка его спровоцировала тем, что много лет живет с дефицитом бюджета, платежного баланса, который покрывает выпуском различного рода финансовых, денежных инструментов в виде самих денег и казначейских обязательств. «Весь мир оказался втянутым в кредитование американской экономики, потому что американский доллар – наиболее часто используемая валюта в международных расчетах, в торговле, в финансовых операциях». При этом США в 1971 году допустили фундаментальную ошибку: они оторвали свой доллар от привязки к золоту. Курс доллара стал «плавающим», ничего не придерживающимся, кроме законов рынка – спроса и предложения. Это, естественно, начало сказываться на экономике. Известно, что высокий уровень жизни в США поддерживается за счет дефицита их бюджета и платежного баланса в основном, за счет того, что все их кредитуют. К сожалению, они все меньше и меньше производят конкурентоспособного продукта, придерживаются старого задела как лицензии, вложения в их фондовый рынок со стороны иностранных инвесторов (в первую очередь нефтедобывающих стран), Учитывая, что в этих странах образовались большие активы в долларах, они их вкладывали в американский фондовый рынок, превращая их с помощью самих американцев в мыльный пузырь.

Учитывая, что в условиях глобализации все завязано на долларе и экономике США, то у американцев появляется возможность манипуляций в денежно-кредитной политике, сдерживании инфляции за счет того, что у них на рынке всегда есть конкуренция различных товаров. Но при этом надо иметь в виду, что это отрицательно сказывается на странах, связанных с США прямой торговлей, такими как страны Латинской Америки, Китай, да и многие страны Европы.

Наиболее обстоятельное объяснение возникшей проблеме дал М. Гельман (Промышленные ведомости, 2008, № 10-11). Как он считает «…Исходными, побудительными причинами экономических кризисов становятся кризисы в социальной, банковской, финансовой и товарно-производственной сферах, которые следует также толковать как нарушения установившихся режимов в этих сферах деятельности. Все упомянутые причины взаимосвязаны и возникновение любой из них неизбежно вызывает прочие. В конечном итоге, в стране сворачивается товарное производство, растет безработица, становится больше бедных… Если, конечно, заблаговременно, при появлении лишь начальных кризисных тенденций, не предпринимаются соответствующие меры».

Как многие уверяют, «чума» (по выражению В. Геращенко) пришла, но при этом замечают, что если бы у нас не было бед перестроечного периода и мы сохранили бы свой вес, как мировая держава. Добавим, не развалили бы СССР.

Надо признать справедливость заявления В. Геращенко: «…Россия, к сожалению, здорово ослабела. На Западе, конечно, понимают, что у нас есть ядерный потенциал, ракеты, что мы можем ответный удар нанести. Но все равно мы уже не та держава, особенно учитывая развал Советского Союза Беловежскими соглашениями». И со странами СЭВ мы бездарно расстались. Например, сколько бюджетных средств было вложено в изучение и разведку минерально-сырьевых ресурсов бывших союзных республик? Расставаясь, мы обязаны были вспомнить об этом. Сегодня там хозяйничают иностранные компании с выгодой, естественно, для себя.

Что происходит? Анализируя происходящие в экономике процессы, все больше аналитиков скептически относятся к антикризисным действиям правительства, затрагивая не только экономическую, но и политическую направленность. Е. Гайдар (Известия, 2009, № 22), упрекая правительство, говорит: «хотя признаки замедления мировой экономики были очевидны еще в 2007 году, во всех правительственных документах не было даже упоминания о возможном ухудшении мировой конъюнктуры». То есть обстановка ухудшалась, а власть этого не заметила! Во-вторых, как следует из тех же обобщений, меры поддержки фондового рынка оказались неоправданными в связи с тем, что кризис носит затяжной характер, а его поддержка привела к потере финансовых ресурсов, усилив «спекулятивную активность на рынке». Как хорошо заметили эксперты ИНСОР'а, «нет смысла заливать дорогое топливо в тонущий корабль». И третье: многие беды в современной экономике происходят из-за того, что современные деньги не связаны с реальными ценностями.

Естественно, возникает вопрос о поддержке частных компаний. Если частные компании назанимали 400 млрд. долл., то куда они их дели? Где свершенные дела, где приобретенное имущество? Не кажется ли странным, что на грани банкротства оказались флагманы российской экономики, о которых так много говорили средства массовой информации.

Отвечая на вопросы сегодняшнего дня, мы пытаемся понять истоки кризиса, его структуру и определить опасные векторы влияния на нашу экономику, в конце концов, реакцию правительства на происходящее.

Народ, осознавая угрозу, в первую очередь, ждет от правительства тщательно разработанной долгосрочной программы развития национальной экономики, опирающейся на демократические принципы. А ведь примеры в прошлом были.

Вспомните пятилетние планы социально-экономического развития СССР, в конце концов, мобилизационные программы нацистской партии в конце 20-х годов. Специалисты говорят, что этот кризис – это кризис догматического монетаризма, кризис «ипотечного процветания» по Гринспену, обрушившему финансовую систему США и всего мира. А вот известный Е. Гайдар на вопрос: «Скоро ли российская экономика выйдет из кризиса?» Ответил пространно: «Это трудно прогнозировать. Состояние российской экономики сильно зависит от мировой. В первую очередь от цен на сырьевые ресурсы, которые определяют платежный баланс страны. Во вторую – от баланса притока и оттока капитала. Поэтому кризис у нас закончится тогда, когда из него начнет выходить и остальной мир».

Принимая во внимание увеличивающееся влияние государства в работе ключевых отраслей промышленности, особенно энергетики, телекоммуникаций, металлургии и финансов, консультанты советуют вкладывать деньги в ценные бумаги, которые упали в цене, и отдавать предпочтение тем, кто имеет наиболее стабильный кредитный рейтинг. Обратите внимание, минерально-сырьевого комплекса там нет. А между тем 30% валового внутреннего продукта и 80% экспортных поставок связано с ним. Именно он был и остается гарантом нашего дальнейшего развития на длительную перспективу, источником реконструкции промышленности и перевода ее на более высокие технологии. Более того, если мы поймем, наконец, что торговать сырьем – это просто недопустимо, мы сможем перейти к высокорентабельной торговле конечным продуктом. Но это не только надо понимать, но и поставить как цель государства, которое сейчас «безбожно» торгует сырьем.

Далее. Страна выдержала огромную нагрузку «перестройкой», при этом выдержала благодаря минерально-сырьевой базе, созданной в советское время, ее системой изучения недр и раскрытия ее минеральных богатств. Сейчас сырьевая база истощена до предела. Основные месторождения находятся в стадии глубокой разработки. Мы это чувствуем? Мы принимаем меры, мы развиваем поисковые работы, мы восстанавливаем систему исследования недр? Нет и еще раз нет. Мы довели эту систему до коллапса. Перспективы открытия месторождений резко упали. Государство что не видит, не знает и знать не хочет эту проблему? А между тем, она стучится в правительство и напоминает, что если создавшееся положение продолжится, то страна останется без минерального сырья! Весь мир завидует нам, видит наши возможности, а правительство не видит и не хочет этого видеть. Отрезвление будет тяжелым!

Сейчас цены на нефть упали, платежный баланс России складывается с огромным дефицитом, заплатить внешнему миру по всем видам платежей предстоит гораздо больше, чем получить от него. А значит, ЦБ надо потратить большую часть своих валютных резервов на поддержание рубля или изменить курсовую политику и перевести рубль в свободное плавание.

В развитых странах наступила рецессия – спад производства, они стали меньше покупать нефти, газа, металла, древесины, удобрений – всего того, чем мы богаты. И тут правительство ничего сделать не могло.

Главная ошибка власти в другом. Ни один лидер в мире не боится сказать: у нас спад и рецессия. Ведь это сигнал, который власть посылает людям, чтобы они скорректировали свое поведение! У нас же, все наоборот – власть говорит: все будет хорошо. В конце октября – начале ноября принимается бюджет на этот год, в котором цена на нефть заложена 95 долларов, хотя в тот момент она уже стоила 80 и продолжала падать. А темпы роста планируются на уровне 6,5%!

Минэкономики пересчитало макроэкономический прогноз на 2009 год: новые оценки, уже переданные в Минфин для согласования и расчета параметров нового бюджета - 2009, предполагают падение ВВП России за год на 2,2% (ранее – 0,2%) и промышленного производства - на 7,4% (ранее на 5%). Основной фактор, пересмотренный Минэкономики в прогнозе, – сокращение инвестиций на 14%, ранее предполагалось сокращение их на 1,7%. Опрошенные «Ъ» экономисты считают официальные цифры излишне пессимистичными, однако не исключают того, что развитие событий может и соответствовать прогнозу, и быть хуже ожиданий Минэкономики.

По сравнению с последней версией официального макроэкономического прогноза, которую глава ведомства Э. Набиуллина докладывала на заседании Президиума правительства в конце января 2009 года, оценки Минэкономики стали заметно пессимистичнее. Минэкономики пояснил, что ухудшение оценки ВВП и промпроизводства произошло в основном за счет увеличения оценки падения инвестиций в основной капитал, в связи с чем Минэкономики пересмотрело и прогноз инфляции на 2009 год: ранее предполагалось, что она составит 13%, то теперь министерство предлагает коридор 13-14%.

Глубину падения промышленности в 2009 году правительство пока не может предсказать точно. Уточненный экономический прогноз на 2009-й Минэкономразвития обещает внести в правительство в ближайшее время. Кудрин пообещал, что расходы федерального бюджета в 2009-м будут не меньше, чем в 2008-м, и даже не менее того, что запланировано в еще не скорректированном бюджете – то есть около 9,5 трлн. руб. В то же время инфляция может быть выше заложенных в бюджет показателей – не исключено ее повышение до 14%, вместо объявленных ранее Кудриным 13%. «Мы ожидаем, что инфляция будет на уровне 13-14%, может быть, на 1% больше, чем мы ранее планировали, в силу именно серьезного использования Резервного фонда», – пояснил глава Минфина.

В чем причина такого положения дел? Основная причина заключается в отсутствии внутреннего рынка. После шоковой терапии Гайдара выжили только те отрасли, продукция которых имела спрос на внешнем рынке. В последующие годы зависимость отечественной экономики от внешнего спроса постоянно усиливалась, а рост мировых цен создал иллюзию выздоровления после 1998 года. Но экономика развивалась за счет единственного источника: доходов от экспорта сырья, энергоносителей, металлов, химической продукции – снижение мирового спроса и цен на товары российского экспорта резко изменили ситуацию.

Снижение доходов от экспорта и рост расходов в связи с выплатами по внешнему долгу оцениваются в 12-14 триллионов рублей при объеме ВВП 42 триллиона рублей. Понесенные потери не являются критическими для экспортеров. Нынешние 40 долларов за баррель при курсе 36 рублей за доллар эквивалентны 65 долларам за баррель при курсе 23 рубля за доллар. Снизился спрос, экспортеры сократили объемы производства, но сохранили высокую рентабельность благодаря «мягкой» девальвации.

Другое положение в отраслях, ориентированных на внутренний спрос. В условиях долговременного сокращения внешнего спроса и низких цен на экспортируемое сырье экономику России может вытянуть из глубочайшего кризиса только восстановление внутреннего рынка. Однако для использования этого потенциала противодействия кризису требуются радикальные изменения социально-экономической политики. Иначе, потеряв опору на экспортный сектор, экономика страны не сможет воспользоваться потенциалом неудовлетворенного спроса на потребительские товары и товары инвестиционного назначения.

Как свидетельствуют данные Центробанка, в прошлом году, особенно во второй его половине, частные лица заметно активизировали «переводческую» деятельность. Только безналичным образом (через банковские счета и системы переводов) они отправили за рубеж 41 млрд. долларов. Для сравнения: в 2007-м этот показатель был чуть более 10 млрд. При этом в обратном направлении российскую границу пересекло почти такое же количество денег, как в позапрошлом году (А. Каледина, Известия, 2009, № 41). Любопытно, что из 41 миллиарда только 14 было перечислено в страны СНГ, остальные деньги «утекли» в страны дальнего зарубежья. Да и иностранцев среди отправителей оказалось всего 38%.

Вспомните, что аналитики во всем мире судят об экономике страны не столько по общему объему ВВП, сколько по объему ВВП на душу населения, поскольку он напрямую связан с производительностью труда, развитием науки и организацией управления. Поэтому в списке стран по ВВП на душу населения Эфиопия находилась на 168-м месте, а Люксембург – на первом. Но в целом 78 млн. эфиопов в полтора раза больше произвели валовой продукции, чем все 440 тыс. люксембуржцев. Точно по такому же принципу мы вошли в первую десятку стран по объему ВВП. Тогда как по ВВП на душу населения мы взошли на 59-е место, пропустив вперед себя Латвию на 9 мест!

Иными словами, по эффективности наша экономика сейчас отстает от экономик западноевропейских стран примерно на 40 лет! А от США – еще больше. Это подтверждает и опубликованный недавно рейтинг конкурентоспособности 55 стран, составленный двумя авторитетными институтами, один из которых представляет Всемирный экономический форум в Давосе. Такие ежегодные доклады публикуются уже 20 лет. В ушедшем году пальма первенства по конкурентоспособности осталась за США. Россия в этом списке переместилась за год с 43-го места на 47-е, Украина – с 46-го на 54-е.

По заявлению В. Путина, «на 1 января 2008 года объем накопленных инвестиций составил уже 220,6 миллиарда долларов». В эту сумму входят и кредиты международных финансовых организаций, торговые кредиты, кредиты правительству, портфельные и прочие инвестиции. Прямые же иностранные инвестиции, которые являются индикатором привлекательности страны, в названной сумме составляли только 48,2%, или 106,3 млрд. долл. Хотя наши прямые инвестиции за рубеж на ту же дату составляли 370,2 млрд. долл. В общем, получается, что мы абсолютно не нуждались в чьих-либо инвестициях. Тем более в сырьевые отрасли.

По данным ЦБ РФ, на начало 2008 года суммарные иностранные активы, в которые мы вбухали свои финансовые резервы, на тот момент составляли почти 1,1 трлн. долл. При таких финансовых «излишках» ни одна национально ориентированная власть не станет привлекать иностранный капитал в стратегические секторы экономики, дающие большую и быструю прибыль, например, в нефтегазовую отрасль. Даже такие страны, как Иран и Венесуэла, не допускают чужих инвесторов в нефтяную промышленность на неоправданно льготных условиях, потому что любые инвестиции – это кредиты, по которым приходится дорого расплачиваться.

Как известно, глобальный кризис начался в середине 2007 года с ипотечного кризиса на американском рынке. Причиной послужило слишком большое количество высокорисковых кредитов, выданных банками. Так называемая «эпидемия неплатежей» по кредитам привела к списанию банками и инвестиционными компаниями всего мира активов на миллиарды долларов. А «эпидемия неплатежей», как заключило Федеральное бюро расследований (ФБР) США, была во многом связана с волной мошеннических и коррупционных преступлений с ипотекой и корпоративными ценными бумагами – деривативами (виртуальными деньгами). Достаточно сказать, что этих суррогатов выпущено на 600 триллионов долларов, а весь мировой ВВП в 2008 году равнялся 58 триллионам долларов, т.е. в 10 раз меньше.

Так называемая «глобализация» стала теоретическим прикрытием для обеспечения размывания национальных границ при осуществлении этих манипуляций. Как отмечает экономист М. Хазин, балансирование на грани массовых банкротств с точечной поддержкой отдельных финансовых структур, предприятий и отраслей разрушает институциональную структуру экономики и поддерживает коррупционные механизмы во власти.

А между тем, на мировом финансовом уровне вновь предлагаются схемы, которые иначе, чем криминальными не назовешь. Так, выступая в середине января с.г. в Лондоне перед мировой финансовой элитой, новый глава Федеральной резервной системы США Бен Бернанке предложил создать несколько банков, наполнить их «плохими» активами и… выпустить ценные бумаги под эти «плохие» активы.

29 февраля 2009 года состоялся закрытый обед в нью-йоркском Колумбийском университете. На него съехались ведущие финансисты, экономисты и аналитики мира. Мероприятие было посвящено мировому экономическому кризису и приурочено к ежегодной конференции Центра капитализма и общества при Колумбийском университете. Был поставлен вопрос о том, что угроза глобального коммунизма вновь появилась на горизонте.

Куда идем? К формированию мирового правительства, как сразу стали предлагать многие, включая нашего экономиста Е. Ясина!?

Однако следует признать, что глубинные предпосылки обрушения в режиме он-лайн глобального капитализма коренятся в самых его основаниях. «Капитализм – цивилизация, основанная на неравенстве и семейном состоянии, уходит в прошлое», – утверждал еще в конце сороковых годов прошлого века авторитетный американский экономист Й. Шумпетер. Олигархические верхи американского делового мира не без ропота приняли тогда рузвельтовские инструменты регулирования. Западный капитал признал и новое налоговое бремя, даже малая часть которого в «старые добрые времена» казалась им невыносимой (Советская Россия. 2009, № 5).

Опыт других стран. Наблюдения подсказывают, что капиталистический способ производства систематически подвергается определенным циклам, при этом их интервалы, как и их масштабы, имеют разный характер. Как пишет Ю. Рубинский (Новая Газета, 2009), особым случаем среди них является Великая депрессия 1929-1933 годов, когда после черного вторника 29 октября 1929 года – обвала на Нью-Йоркской бирже – курсы акций потеряли за три года 85% своей капитализации, промышленное производство в США сократилось на треть, а число безработных достигло 12,8 млн. человек.

Спецификой Великой депрессии был не столько ее беспрецедентный размах, сколько системный характер. Для преодоления спада и безработицы правящим кругам большинства промышленно развитых стран Запада пришлось существенно пересмотреть каноны экономического либерализма: девальвировать валюты (прежде всего тогдашнюю резервную - британский фунт стерлингов), ограничить свободу торговли, резко расширить экономическую роль государства за счет инфраструктурных общественных работ, пойдя на разбухание бюджетного дефицита, госдолга и ускорение инфляции. Была создана разветвленная система пенсий, социального страхования по болезни, сокращена рабочая неделя, расширены права профсоюзов. Подобная антикризисная стратегия, теоретическое обоснование которой принадлежало британскому экономисту Д.М. Кейнсу, а образец успешного применения на практике – президенту США Ф.Д. Рузвельту с его «Новым курсом», доминировала в экономике мирового капитализма вплоть до начала 70-х годов.

В итоге Запад вступил, казалось, в эру «общества благоденствия»: среднегодовые темпы роста экономики промышленно развитых стран достигали 4-6%, объем ВВП и покупательная способность населения увеличилась вчетверо, а безработица не превышала 3-4% его самодеятельной части.

Однако в последней четверти XX века, в условиях резких скачков цен на углеводородные энергоносители («нефтяной шок» 1973 года был вызван эмбарго арабских стран в связи с «Киппурской войной», а 1979 года – революцией в Иране) и, соответственно, роста издержек производства, кейнсианская стратегия становилась все менее эффективной. Результатом стала «консервативная революция», теоретиком которой выступил глава «чикагской школы» М. Фридман, а практиками М. Тэтчер в Великобритании и Р. Рейган в США. Именно их неолиберальное кредо легло в основу «вашингтонского консенсуса» – программы действия ведущих финансовых институтов: Международного валютного фонда (МВФ) и Всемирного банка (ВБ). Суть его была проста: госсектор приватизируется, регулирующая роль государства в экономике и перераспределительная система соцстраха свертываются, налоговое бремя сводится к минимуму. Приоритетами экономической политики провозглашаются борьба с инфляцией и увеличение прибылей частных предприятий – прибылей, способных завтра стать инвестициями, а послезавтра рабочими местами.

Следствием смены парадигмы мирового экономического развития стала далеко идущая глобализация производства, торговли и особенно финансовых потоков, которая принесла реальные результаты: в 1990-2007 годах стоимость мирового ВВП удвоилась, а международная торговля выросла на 133%.

Выгоды от этого извлекли не только пионеры неолиберализма – США и Великобритания, но и «всплывающие» экономики ряда переходных к рынку государств: Бразилия, Россия, Индия, Китай (БРИК). Благодаря притоку капиталов и технологий из развитых постиндустриальных стран, привлеченных дешевой рабочей силой и обилием природных, особенно энергетических ресурсов, они обеспечили беспрецедентно высокие темпы экономического роста – от 6-7% в России и до 9-11% в КНР. Результатом стало беспрецедентное перемещение финансовых средств с Запада на Восток, а из крайней нищеты удалось выбраться полумиллиарду человек.

Президент США Б. Обама представил конгрессу проекты бюджетов на текущий финансовый год (он завершится 30 сентября) и на 2010 год, который начнется в финансовой системе США 1 октября. Согласно представленной версии, основные параметры бюджета-2009 таковы: расходная часть составит 3,94 трлн. долл., дефицит – 1,75 трлн. долл., или 12,3% ВВП. По оценке Wall Street Journal, это максимальный дефицит с 1942 года, когда США вступили во Вторую мировую войну. В рамках бюджета-2009 выделяются дополнительные 250 млрд. долл. на завершение программы по спасению финансовых рынков и банков. Средства будут предоставлены в дополнение к одобренным конгрессом 700 млрд. долл.

Нынешний проект бюджета США исходит из макроэко-номического прогноза, предполагающего падение ВВП на 1,2% в 2009 и рост экономики в 3,2% в 2010 году. Предполагается, что далее ВВП США вырастет на 4% в 2011 году и 4,6% в 2012 году. Бюджетный комитет конгресса более пессимистичен – он предполагает 2,2% падения ВВП в 2009-м и только 1,5% роста в 2010 году.

Президент пообещал «сократить дефицит наполовину» к 2013 году: в 2010 году расходная часть сократится до 3,55 трлн. долл., дефицит уменьшится до 1,17 трлн. долл. В 2010 году затраты на Ирак и Афганистан составят 130 млрд. долл., а в последующие годы ежегодные расходы по этим статьям не должны превысить 50 млрд. долл. (Коммерсант. № 35, 2009).

По мере того как кризис становился глобальным, полемика вокруг ответственности за него приобрела международное измерение. Огонь критики сосредоточился на США как исходной точке кризиса и его эпицентре. Главные претензии сводятся к тому, что американцы потребляют больше, нежели производят: за последние три десятилетия доля производства товаров обрабатывающей промышленностью и сельским хозяйством в структуре ВВП США сократилась с 32 до 13%. При объёме ВВП около 13,5 трлн. долл. (что составляет около четверти мирового) государственный долг страны достиг 11 трлн. Если ко всему этому добавить главное – задолженность американских семей по ипотечным и потребительским кредитам, а корпораций - по кредитам на инвестиции ввиду преимущественного распределения прибылей среди акционеров, то неудивительно, что разрыв между виртуальной, финансовой частью ВВП и реальным сектором неуклонно углублялся. Совокупный долг государства достиг 40% ВВП (!). А по долгам надо платить, в том числе проценты. Американский доллар способен и далее успешно выполнять роль мировой резервной валюты только благодаря притоку в США более 2 млрд. долл. в день - главным образом из Китая, Евросоюза, Японии и нефтедобывающих арабских стран Персидского залива.

Основные упреки США адресуют своему ведущему поставщику и кредитору – Китаю. Китайцев обвиняют в искусственном занижении курса юаня, ведущем к утечке инвестиций американских корпораций в погоне за дешевой рабочей силой в КНР. Произведенные там на американском оборудовании и технологии потребительские товары наводняют внутренний рынок США, разоряя местную промышленность и ликвидируя рабочие места. А использование китайцами своего внешнеторгового актива для скупки облигаций казначейства США облегчает финансовое положение Америки, но в то же время способствует кредитной экспансии, лежащей в основе нынешнего кризиса.

Американский президент Б. Обама заранее предупредил конгрессменов, что без нового плана американскую экономику вытащить из кризиса будет невозможно (М. Стуруа, П. Арабов. Известия, № 24, 2009). Америка привыкла жить за чужой счет: переоценкой активов и печатанием «пустого» доллара. Любая другая страна при госдолге в 90% от госбюджета уже разорилась бы. Чтобы честно расплатиться с долгами, США нужен рост экономики в 12-13% в течение 10 лет (это больше, чем удавалось Китаю).

Сам по себе план неплохой, но специалисты считают, что долларовую реформу вполне могут провести «под шумок». Ведь самым лучшим способом решения экономических проблем США всегда были войны в Европе, и само американское чудо произошло благодаря двум мировым войнам по ту сторону океана. Сначала в Америку бежали капиталы и лучшие умы, потом многие десятилетия Европа (в том числе и Россия) платили миллиарды и миллиарды за военные поставки. Да и благодаря войнам в Европе доллар стал главной мировой резервной волютой, наводнив мир ничем не обеспеченными «бумажками» и позволив США получать взамен товары и услуги.

По мнению М. Делягина, в Европе тоже сложилась непростая ситуация: фактически Евросоюз может разделиться на 3 части: первая – страны вне зоны евро, которых спасать не будут, «слабачки» (Португалия, Италия, Греция, Испания) и «локомотивы ЕС» – Франция и Германия. Вторая группа может утащить на дно евро, если ей не помочь. Известные четыре страны уже превратились в ахиллесову пяту еврозоны, и тревога в отношении наиболее развитой из них, Италии, очень показательна.

Сегодня все чаще начинают говорить о предстоящей смене нынешней экономической парадигмы на новую, способную ограничить разумными рамками аморальный и контрпродуктивный культ безудержного потребления, восстановить разорванную взаимосвязь финансового сектора с реальным, соединить свободу предпринимательства с ответственностью капитала перед обществом. При этом индийский ученый, лауреат Нобелевской премии по экономике А. Сен заявляет: «Речь идет не о том, быть за капитализм или против него, а о необходимости поставить рынок и капитал на их место. Сегодня мы нуждаемся в том, чтобы вернуться к таким фундаментальным ценностям, как справедливость, гуманизм и подлинная свобода для всех».

Конечно, нынешний кризис особенный, отражающий крушение определенной – неолиберальной – модели капитализма, и его масштабы беспрецедентны со времен Великой депрессии. Считается, что с ним полностью удастся справиться тогда, когда воспрянет самая большая в мире экономика – американская. Но это не значит, что минимизировать последствия депрессии невозможно в рамках национальных экономических стратегий. Примером этого служат Китай, Индия, даже Турция, которые демонстрируют хорошие темпы роста. И они идут в русле традиционных антикризисных рецептов, которые дают наибольшие результаты, как оздоровление банков, стимулирование предложения, поддержание спроса, повышение занятости и т.п.

Интересна оценка ситуации Д. Кьеза – известного итальянского журналиста и политолога, депутата Европарламента: «Америке есть чему поучиться у Европы. Как показал кризис, европейская социальная модель экономики оказалась более устойчивой. Конечно, и ЕС сегодня тяжело – мы часть этого мира, тесно связанная с теми же США, но у нас есть социальные структуры (прежде всего в старой Европе), которые позволят выкарабкаться из ситуации с меньшими потерями и в более сжатые сроки. Европейская система не позволяет так легко банкротить и закрывать предприятия, как это делается в Штатах, у нас не такие коррумпированные профсоюзы, более развито гражданское общество… Я не верю в то, что при такой команде Обаме удастся изменить фундаментальную линию: большинство представителей новой администрации никогда не примирятся с мыслью, что единоличное лидерство США в прошлом» (Итоги, 23.02.09.).

Вспомним, что после победы над нами в «холодной войне» Запад перекроил мир в своих корыстных интересах, лишив более половины человечества возможности нормального развития.

США вытащили свою экономику из начинавшейся в 2001 году депрессии двумя взаимодополняющими стратегиями. Первая – «экспорт нестабильности», подрывающей конкурентов и вынуждающей их капиталы и интеллект бежать в «тихую гавань» – США. Рост нестабильности в мире приводит к росту военных расходов взамен расходов, стимулирующих экономику и технологии. Второй стратегией – поддержкой экономики США была «накачка» рынка безвозвратных ипотечных кредитов. Созданный ей финансовый пузырь начал ползти по швам еще летом 2006 года, но многоуровневость финансовой инфраструктуры США привела не к мгновенному краху, но к длительной агонии, которая далеко не закончена: «плохие активы» будут выявляться еще долго.

В свое время США были страной большого и эффективного производства. Фиктивный капитал изуродовал все американское общество, превратив его в колоссального, глобального паразита. И в этом варианте Америка опасна для всего мира, поскольку она вынуждена любой ценой сохранять свое господство, потеряв которое, финансовый пузырь оттуда исчезнет, а стране придется в несколько раз сокращать свое потребление.

Говоря о параметрах нынешнего финансового кризиса М. Леонтьев («Завтра», 2009, № 41) отметил, что, прежде всего, надо сказать, что это не финансовый кризис как таковой, а кризис всей системы современного мироустройства, сформированной уже после Второй мировой войны, когда США получили безусловное, стопроцентное господство в «своей» части мира. При этом наличие второй части мира, советской, не доставляло проблем для внутреннего функционирования американской системы – наоборот, было очень удобным инструментом управления и поддержания эффективности этой системы. То есть шла системная – не экономическая, не рыночная, а именно системная социальная конкуренция, которая, вдобавок, позволяла списывать любые издержки США на счет своих сателлитов. После краха СССР эта последняя возможность исчезла. Именно тогда вся система пошла вразнос.

Кто виноват? Стратегия Америки – это паразитическая стратегия, а паразитизм развращает. То же самое касается и фондового рынка, включая рынок ипотечных кредитов. Американцы придумали такой товар, который вроде бы всегда можно купить и продать с выгодой – американские «ценные бумаги». По производству этого товара США давно на первом месте. Капитализация только их фондового рынка, без ипотеки, в июле 2007 года достигла 16,4 трлн. долл., а вместе с ипотекой на 6 трлн. долл. это будет уже вдвое больше официального американского ВВП. А есть еще так называемые сырьевые и товарные биржи с их производными ценными бумагами, плюс федеральный долг, который на сегодняшний день превышает 11 трлн. долл., частные долги домохозяйства, превышающие 13 трлн. долл. При этом номинированные в долларах ценные бумаги по всему миру «стоят» примерно 100 трлн. долл. Но следует иметь в виду, что после того как акция начинает обращаться на рынке, она теряет всякую связь с реальной деятельностью предприятия. И под него эмитируется денежная масса, которая обслуживает эти трансакции. Чем больше трансакций – тем более спекулятивен рынок, тем более фиктивен этот капитал, но тем больше у вас денег для богатства.

А дальше остается решить самую простую и самую главную задачу – заставить всех остальных покупать этот фиктивный товар как реальный! Получается, что кризис естественный, но его конкретная форма – искусственна.

США и в кризис пытаются втянуть всех в свою орбиту, заставить играть по своим правилам. Они получили передышку в части опасности обвала доллара. Япония и Китай с этим пока соглашаются, так как американская денежная эмиссия – классическое кейнсианское средство развития… японской и китайской экономик. При этом как бы США ни накачивались долларами, ничего стратегически важного в Китае, да и Японии им купить не позволят. На арену борьбы выходят Африка и Латинская Америка, где Китай экономически в последнее время теснил всех.

У Европы же положение другое: она ресурсно не обеспечена и является первой жертвой глобализации и ловушки открытости: основные производства вынесены в третий мир, сверхвысокотехнологичные производства – в состоянии жесткой конкуренции с американскими и японскими, а в кризис – еще и корейскими и китайскими, Европа не создала пирамиду евро, как это сделали США с долларом, и потому положение европейской валюты лучше. Но экономическое положение Европы и ее перспективы в условиях кризиса могут быть хуже, чем у США. И потому Европа будет дорожить союзничеством с США, идти в фарватере политики США, в том числе в части новых правил игры.

Естественно, возникает вопрос, каким будет мир к 2020 году? И обсуждаются четыре сценария развития событий.

1. Умеренно пессимистичный. Мир поделен на три блока: демократический торговый альянс во главе с США, еврозона и Восточное международное экономическое сообщество под предводительством Китая. Реальная сила – за Востоком. США – в изоляции. Доллар и евро – больше не резервные валюты. Единственной связной нитью между государствами останется туризм и поставки энергоресурсов. Отсюда ключевой темой станет энергетическая безопасность. Что при этом будет с Россией – авторы доклада не указали.

2. Умеренно оптимистичный. Развитые страны Запада придумают, как реформировать финансовую систему так, чтобы не допускать глобальных кризисов. Бреттон-Вудс II станет основой новой финансовой политики. Будет создан Международный фонд финансовой стабильности. Но новый миропорядок хрупок. Не исключен вариант нового финансового кризиса, по своим масштабам в разы превосходящий нынешний.

3. Пессимистичный. Мир расколот окончательно. Нет никаких блоков и альянсов. Каждая страна выживает как может, не обращаясь к помощи соседей. Границы на замке, экономики национализированы. Местные власти принимают популистские решения, поощряют национализм. К финансовым проблемам добавляются природные катастрофы. Начинаются военные конфликты за доступ к энергоресурсам. Так как реального взаимодействия между государствами нет, варианты их разрешения неизвестны.

4. Неумеренно оптимистичный. США преодолеют кризис, страны БРИК также справятся со своими проблемами, и все поймут, что в единении сила. Девиз – только сообща можно преодолеть все трудности. Выработаны новые подходы к управлению финансовой системой мира, разработаны меры по укреплению атмосферы доверия. Реальная сила таки смещается в сторону развивающихся стран.

Приведенные выше сценарии интересны в том плане, что общество ищет идеи. Какие из них реализуются – покажет время.

В Красноярске в конце февраля прошел VI экономический форум, повестка дня которого посвящена злобе дня – глобальному экономическому кризису, путям выхода из него и стратегии выживания в сложившихся условиях. Предполагалось обсудить и антикризисный план российского правительства. Накануне форума помощник президента России А. Дворкович ответил на вопросы «Итогов», рассказав о том, почему в России не ждали кризиса и что делать теперь, когда он пришел: «Минувшей осенью было неясно, ждет нас глобальный экономический кризис либо все ограничится проблемами в отдельных регионах планеты, пострадает только фондовый рынок или будут затронуты активы банков и иных финансовых институтов, что произойдет со спросом и, следовательно, с ценами на сырье. Ни по одной из этих составляющих полгода назад не было не то что консенсуса, но даже сколько-нибудь серьезного обсуждения». А на вопрос: «А как же островок стабильности, о котором говорили совсем недавно?» Он ответил: «Теория работала, пока кризис не приобрел планетарный характер. Теперь уже никому не отсидеться за высоким забором. Накрыло всех: одних - больше, других – меньше, но исключений нет. Когда это стало очевидным, правительства разных стран начали реагировать, принимая антикризисные меры в силу своих возможностей. Но и сегодня никто не возьмется утверждать, будто его оценка происходящего в экономике верна, поскольку кризиса, сравнимого по масштабу и глубине с нынешним, прежде никогда не было. Это следствие глобализации, наблюдавшейся в течение последних десятилетий» («Итоги» 23.02.09.).

Председатель Комитета Госдумы по промышленности Ю. Маслюков убедительно раскрыл схему возникновения кризиса и его суть: «В США была придумана экономика макроэкономического бесконечного роста. Зиждется такая экономика на надувании мыльных пузырей. К этой экономике присоединилась Россия в конце 80-х – начале 90-х годов. Страну начали «толкать» по этому пути президенты, премьеры, министры. Среди них, однако, не было экономистов, прошедших профессиональную школу, знающих реальную экономику, понимающих, что такое деньги, товар, как его производить. Управлять нашей экономикой стали те, кто совершенно не понимал в этом деле. Это страшный абсурд новейшей экономики РФ!»

И констатирует: «Мы пошли по чужому, по ложному пути… И Ленин, и Сталин искали свои пути развития государства. Но ни в коем случае не строили мыльных пузырей. Все занимались развитием промышленности, инфраструктуры. Это и транспорт, и энергетика, это легкая промышленность, промышленность вооружения».

В. Путин опубликовал свой план, для реализации которого в ноябре 2008 года в Госдуму должно было поступить 28 законов. Ни один еще не поступил. Президент Д. Медведев заявил, что нужно создать фронт общественных работ на наших инфраструктурных направлениях. Но за минувшие месяцы ничего не предпринято для реализации его проекта. И в этом капкане мы находимся уже более 20 лет!

И Ю. Маслюков заключил: «Главное предложение коммунистов – укрепить государственное регулирование. Это уже все понимают, кроме нашей власти. Обама уже понял, что замкнутый круг финансового кризиса может разорвать только государство. Государство должно взяться за управление экономикой, прежде всего – за ценообразование. Необходимо реформировать налоговую систему в интересах большинства населения».

Между тем, финансовый кризис вошел не только в каждую российскую компанию, но и в каждую семью. Он однозначно носит системный характер: разрушает хозяйственные связи, перечеркивает начавшуюся формироваться перспективу развития страны, девальвирует национальные ценности, разрушает устои общества. Нет веры тому, что восстановление экономики начнется в 2009-2012 годах. Экономика в том виде, в котором она существовала до кризиса, восстановлению в прежних параметрах не подлежит. Возникает вопрос: если в целом ее конструкция была спроектирована правильно, за исключением рискованных ипотечных кредитов, то почему оказались столь глубокими и фундаментальными разрушения, затронувшие все без исключения сегменты денежных, фондовых, товарных рынков, самих принципов взаимодействия рыночных и государственных структур?

Глобальный финансовый кризис затронул всех. Но возникает вопрос, почему мировая элита проигнорировала все мрачные прогнозы ученых и аналитиков? Интересно мнение директора Института актуальных международных проблем Дипакадемии МИД, профессора МГИМО А. Пушкова, которым он поделился с обозревателем «Известий» В. Воропаевым (Известия, 2009, № 33). Как сказал А. Пушков, на Давосском форуме руководители инвестиционных банков, которые в прежние годы пользовались там непререкаемым авторитетом, на этот раз молчали. А если и не молчали, то признавали всю ту критику, которая сыпалась в их адрес. На форуме ощущалось: в остром кризисе находится та модель развития мирового капитализма, которая насаждалась в мире последние тридцать лет.

Речь идет о неолиберальной модели. Ей сопутствовало представление, что глобализация и мировая экономическая интеграция создают основу для непрерывного роста экономического благосостояния. На практике это способствовало распространению американского финансового кризиса на весь мир.

Два года тому назад в Давос приезжал замглавы Федеральной резервной системы США (ФРС) Роджер Фергюсон. Он утверждал: создана идеальная модель, о которой все мечтали. В результате глобализации риски распределяются по разным рынкам - если обрушится один из них, то другие сохранятся. Но глобального обвала не будет!

Естественно возникает вопрос: способна ли мировая элита ответить на вопрос: как развиваться дальше? А. Пушков ответил, что финансовая вакханалия, порожденная неолиберализмом, сформировала свою идеологию – «идеологию гламура». За последние 20-25 лет люди в развитых экономиках перешли к сверхпотреблению. Утвердилось повсеместное стремление к роскоши.

Есть два фундаментальных философских подхода к описанию и пониманию того, что представляет собой современный кризис. Первый подход заключается в понимании кризиса как временного явления, периодически сменяющегося подъёмом, развитием. Диалектика – вот принципиальный ключ к пониманию происходящего. Ничего из того, что с нами происходит, не останется втуне, непреображенным через неизбежное отрицание самое себя. Второй подход – кризис есть неотъемлемая составляющая человеческого бытия, заключенная в самой мыслящей, чувствующей, переживающей, чающей сути человека (М. Шевченко, «Завтра», № 3, 2009.).

Кризис уже вызвал во многих странах стихийные бунты. Они прокатились по Латвии, Литве, Франции, Англии. Даже в Женеве побунтовали антиглобалисты. Не было бунтов только в России.

Разрушение Советского Союза стало начальным моментом сегодняшнего мирового кризиса. Именно развал СССР превратил мировую финансовую систему в криминальный беспредел, породил череду бесконечных войн и конфликтов.

Негативных прогнозов развития дестабилизации в мире в связи с глобальным кризисом в настоящее время выдвигается множество. Но существуют документы, где эти прогнозы абсорбируются и на выходе получаются довольно аргументированные выводы. К таким документам, безусловно, следует отнести 120-страничный доклад разведывательного сообщества США «Глобальные тенденции 2025 года: изменившийся мир», приуроченный к моменту вступления в должность президента США Барака Обамы, опубликованный 20 ноября 2008 года.

Из него следует, что следующие двадцать лет мир будет жить в условиях постоянной угрозы ядерной войны, экологической катастрофы и упадка Америки как доминирующей мировой державы. «Вероятность применения ядерного оружия усилится, поскольку расширится доступ к ядерным технологиям, а также появятся новые варианты и возможности нанесения ограниченных ударов». Об этом говорится в докладе. «Мир в ближайшем будущем столкнется со все возрастающей вероятностью возникновения конфликтов из-за ресурсов, в том числе из-за продовольствия и воды».

Важно отметить, что за месяц до публикации доклада, 19 октября 2008 г., Д. Байден, тогда сенатор, а теперь уже вице-президент при Б. Обаме, выступая в узком кругу сборщиков средств для избирательной кампании и однопартийцев-демократов, заявил, что в первые же полгода правления Обаму ожидают суровые испытания. Сравнимые разве что с теми, что выпали на долю Д. Кеннеди в 1961-1962 гг. Это будет сильнейший международный кризис, когда Б. Обаме придется принимать жесткие, непопулярные решения, причем как во внешней, так и во внутренней политике. Д. Байден сообщил, что для международного кризиса есть четыре-пять сценариев, причем источником одного кризиса станут Средний Восток, Афганистан, Северная Корея или Российская Федерация (В. Овчинский, «Завтра», № 7, 2009.).

В начале декабря 2008 года Командование объединенных сил ВС США обнародовало доклад «Объединенная оперативная обстановка-2008: вызовы и последствия для объединенных сил будущего». В докладе особо подчеркнуто, что одной из наиболее серьезных для американской нации внешних угроз указывается на «закрытие доступа» к общемировым инфраструктуре и ресурсам (нефть, газ, металлы и т.д.). По мнению авторов доклада, в XXI веке американским войскам предстоит в перманентном состоянии вести боевые действия – либо в виде обычного вооруженного конфликта, либо же в виде серии контртеррористических или противоповстанческих операций.

Постоянно обсуждаемая на Западе угроза русского национализма и «русского фашизма». Россия, по мысли Бжезинского, должна избавиться от своего исторического имперского багажа.

Что означает этот подход? Прежде всего, то, что следует ожидать политической атаки на все интеграционные структуры на постсоветском пространстве. Например, будет поставлена задача оторвать Россию от углеводородов Средней Азии и эта идея продвигалась Бжезинским еще 12 июня 2008 года на слушаниях в Сенате США по энергетической безопасности. И это явно не все!

Что надо сделать? Д. Сорос предложил, как справиться с кризисом. «Простейшее решение – создать деньги, – пишет в своей статье американский финансист. Уже существует механизм специальных прав заимствования (СПЗ – производная денежная единица, созданная еще в 1969 г. и используемая МВФ для межгосударственных расчетов). В прошлом США всегда были противниками широкого использования СПЗ. Создание дополнительной денежной массы – лучший ответ на обвал кредитного рынка».

Первоначальный план антикризисных мер был принят правительством еще осенью пошлого года и с тех пор в Белом доме не прекращалась оперативная работа. В результате появилось огромное количество решений, которые нуждаются в систематизации.

Наш же премьер-министр В. Путин принял решение провести своеобразную «инвентаризацию» – результатом этого анализа станет новый антикризисный план.

Вспомним, какие прогнозы нам давали: 31 октября – принят трехлетний федеральный бюджет. Профицит – около 2 трлн. руб. в 2009 г., нефть – 95 долл./барр.; 20 ноября – министр финансов А. Кудрин: «Мы сейчас будем оценивать новые темпы роста (экономики), новые прогнозы доходов. Конечно, мы выйдем уже на беспрофицитный бюджет»; 25 декабря – дефицит бюджета РФ в 2009 году может составить от 3% до 5% ВВП, заявил помощник Президента РФ А. Дворкович; 30 января - размер дефицита федерального бюджета в 2009 году в случае сохранения расходов на утвержденном ранее уровне составит 6,1% ВВП, заявил министр финансов А. Кудрин по итогам «правительственного часа» в Госдуме. Профицит бюджета в 2008 г. составил 4% ВВП, а в 2007 г. – 5,5% ВВП.

Страна, возможно, потратит накопленную в годы высоких цен на нефть «заначку» значительно быстрее, чем считалось до сих пор. Резервный фонд может быть почти полностью истрачен уже в этом году.

Дефицит федерального бюджета в 2009 году планируется на уровне 8% ВВП и не должен превысить 10% ВВП. А. Дворкович так же отметил, что на сегодняшний день в Резервном фонде накоплено 4,7 трлн. руб., или 12% ВВП России. «Мы потратим примерно половину Резервного фонда в этом году. Дефицит бюджета в последующие годы будет ниже, чем в этом – 3-4% ВВП».

Девальвация рубля, которую продолжают проводить российские власти, процесс запланированный и всячески одобренный на самом высоком уровне. Одной из главных целей ослабления национальной валюты традиционно называют помощь российским производителям: когда падает курс рубля, товары и услуги становятся более дешевыми на внешнем рынке. Однако пока нет никаких предпосылок для оптимизма по поводу наших торговых отношений с другими странами: в связи с кризисом потребление падает везде, и на успех может рассчитывать очень узкая группа товаров, если они действительно подешевеют. Внутренние цены продолжают расти, причем не только на импортную продукцию, но и на российскую.

Нашим банкирам это не мешает зарабатывать на экономических трудностях. По данным Центробанка, в январе 30 ведущих российских банков получили весьма внушительную прибыль – 58,3 миллиарда рублей, которые успели заработать на девальвации рубля. Другие под шумок изобретают сомнительные схемы пополнения ликвидности.

Д. Медведев пообещал регулярно, «откровенно и прямо» рассказывать в телеэфире о том, что происходит в стране и как власть борется с кризисом. Первое интервью он дал каналу «Россия». Государство «ориентируется на достаточно сложный сценарий развития», предупредил сограждан президент. Кризис может затронуть не только 2009-й, но и 2010 г. «Обидно, что ряд возможностей, которые открывались, нам придётся, может быть, оставить не на завтрашний, а на послезавтрашний день». Но все трудности мы «преодолеем, разберёмся», заверил Д. Медведев. Финансово-экономическое положение России он назвал «абсолютно стабильным» благодаря накопленным запасам, а ведь в «последние годы правительство ругали, говорили: ну зачем вы такие деньги закачиваете в Резервный фонд».

Во время кризиса задача практически всех собственников крупных предприятий – удержать в равновесии чаши весов, на одной из которых находятся интересы бизнеса, а на другой – социальные обязательства. Перевес в одну сторону грозит банкротством, в другую – переходом предприятия в собственность государства, которому социальные проблемы в стране нужны в последнюю очередь.

Между тем, долг отечественных компаний в последние годы рос: российским корпорациям нужны были «длинные деньги» под умеренные проценты, которые отечественные финансовые структуры предоставить им не могли. В то же время государственный долг России за период экономической стабильности активно погашался и к нынешнему моменту в процентном отношении к ВВП является одним из самых низких в мире. По данным Центрального банка России на 1 октября 2008 года из 540,5 млрд. долл. внешних долгов на долю органов государственного управления приходится лишь 32,5 млрд. То есть займы корпораций на сегодняшний день значительно больше 400 млрд. долл.

На 2009 год, по данным Центробанка, иностранным кредиторам предстоит выплатить 141 млрд. долл., из которых 23,9 млрд. приходится на выплату процентов. При этом органам госуправления предстоят выплаты 3 млрд. долл. основного долга и 2 млрд. долл. процентов, банкам – 52,1 млрд. долл. и 7,7 млрд. долл., а нефинансовым предприятиям – 62 млрд. долл. долга и 14,3 млрд. долл. процентов.

Несмотря на приведенные выше немалые суммы, сомнений в платежеспособности отечественного бизнеса практически не высказывалось. Дело в том, что львиная часть долгов бралась под залог в виде акций или иных подобных гарантий. Однако в условиях мирового финансового кризиса все в одночасье может измениться.

Возникает витающий вопрос о национализации крупных отраслей. Но, вспомните, в России еще что-то осталось, что не национализировано? Это первое. Второе: как национализировать? Если выкупать, то где взять на это деньги?

К сожалению, среди сегодняшних ученых-экономистов не видно ярких личностей, которые могли бы дать серьезные рекомендации, как академик Д.С. Львов. Одна из причин кризиса, как он говорил, в том, что в начале 1990-х годов Б. Ельцин осуществлял революционные преобразования в государстве, освободив страну от старых политиков, но неправильно сделал, освободив страну от опытных хозяйственников. Все командные должности в экономическом блоке правительства были вручены тогда тем, кто не знал, чем будут заниматься и не имел достаточную квалификацию и опыт. Непосредственным развитием производства эти люди не умели заниматься и не могли. Более или менее стабильными оказались только те отрасли, в которых работали специалисты старой формации. Непрофессионализм – это бич этих двадцати лет новой России, ее позор и непроходящая боль!

Надо помнить, что спрос увеличивается, прежде всего, через стимулирование массового потребления. Главной целью программы должно стать обеспечение благосостояния всех членов общества, для чего необходимо решение следующих задач:

  • обеспечение работой всех трудоспособных граждан с достойной оплатой труда, минимальный размер которой должен быть не ниже норматива, установленного ООН;
  • бесплатное образование и здравоохранение;
  • решение жилищной проблемы;
  • развитие аграрно-промышленного комплекса, гарантирующего продовольственную независимость страны;
  • укрепление минерально-сырьевого потенциала страны;
  • активная государственная поддержка развития культуры на базе национальных традиций.

Речь идет о том, чтобы дать деньги тем категориям населения, которые максимально быстро их потратят, поддерживая отечественных товаропроизводителей. Именно поэтому в периоды кризисов всегда и везде возрастали социальные расходы на поддержку неимущих, безработных, увеличивались пенсии. Нам тоже следовало бы это делать, тем более что такие меры популярны в политическом плане и позволяют снизить социальную напряженность.

Впрочем, нынешняя национализация вовсе не означает победу социализма. Во-первых, государство платит за эти активы вполне приличные деньги. Во-вторых, выкупает их вместе со всеми обременениями в виде долгов. В условиях классического кризиса капитализма национализация означает обобществление убытков. Частный бизнес не в состоянии справиться с глобальной рецессией, а значит, временно приходит очередь «рулить» государству и его задача санировать экономику, взяв под крыло «плохие» активы. После всего этого вновь продать финансово выздоровевшие предприятия эффективному собственнику.

В целом сложилась ситуация, когда собственно наука как форма получения, хранения и трансляции знания практически погребена под научными деривативами (производными от науки). Кризис, в который постепенно погружается мир, дает надежды на восстановление науки как особой, отличающейся от политики, технологии и экономики, формы организации социальной жизни и деятельности.

Вернемся к плану Б. Обамы. На борьбу с кризисом выделено 800 млрд. долл. Первая часть – налоговые льготы для граждан. Вторая – повышение пособий по безработице. Третья – федеральная помощь бюджетам штатов. Деньги уходят вниз, к народу. Четвертая – федеральные вложения в инфраструктуру. Пятая – поддержка действия ФРС по предельному снижению процента. Власти разъясняют: стоимость денег крайне низкая. Цена кредита на 15 лет – 4,5% годовых. Покупайте все что угодно! Таким образом, через весь план проходит проблема спроса, рабочие места и достижение денег в определенные секторы жизни.

Может стоит вдуматься, а не наводить только критику. По всей видимости, дефицит приведет к гигантскому скачку цен, что грозит высокой инфляцией и новой стагнацией в мировой экономике. «Если спрос на нефть будет снова увеличиваться, то не исключено возникновение дефицита нефти. Мы даже можем предсказать, что такой дефицит может возникнуть в 2013 году», – заявил директор МЭА Нобуо Танака в интервью газете «Sueddeutsche Zeitung». Сейчас добыча нефти постоянно сокращается, при этом Россия не исключение. В прошлом году нефтяники в целом добыли 488 млн. тонн нефти, что на 3 млн. тонн меньше. И это тенденция. Объясняется просто: эксплуатируемых месторождений у нас все меньше, а новых открытий нет.

Вспомним, в 1970-е годы советская экономика пережила свой последний расцвет благодаря высоким ценам на «черное золото». Страна тогда получала сверхдоходы точно так же, как еще пару лет назад. Но вот только распоряжались ими по-другому. Развивали минерально-сырьевой потенциал, в частности, нефтегазовый, «оборонку», благодаря чему созданные в те годы технологии сейчас составляют основу нашего военного экспорта. Вкладывали в строительство заводов – от ВАЗа и КамАЗа до тех самых НПЗ, которые и сейчас обеспечивают страну бензином. Строили дороги: то, что сейчас называется у нас «федеральными трассами», наконец, огромные деньги вкладывались в разведку новых месторождений – тех самых, которые мы так «безбожно» эксплуатируем.

Анализ показывает, что в отличие от Евросоюза, антикризисная программа в России не может базироваться на принципе «поддержать реальный сектор экономики», а должна базироваться на принципе удвоения инвестиций каждый год в обрабатывающую промышленность, в сельское хозяйство, в укрепление минерально-сырьевого потенциала – опору экономики еще на многие годы, в системы коммунального жизнеобеспечения.

Разразившийся мировой кризис может выглядеть как благо для России, ибо позволяет при соответствующем оперативном управлении привлечь в реальный сектор иностранные инвестиции и, что самое важное, иностранную квалифицированную рабочую силу. Нам необходимо построить программу развития, используя кризис, мобилизовать российское общество для доведения в стране темпов роста ВВП к 2011 году минимум до 15% в год.

В связи с вышеуказанным, схема использования кризиса для достижения стратегических целей развития России должна сводиться к следующему:

  • всемерное привлечение инвестиций и иностранной квалифицированной рабочей силы в сельское хозяйство, обрабатывающую промышленность и коммунальное хозяйство;
  • восстановление системы исследования недр, которая обеспечивает воспроизводство минерально-сырьевой базы и стратегическую перспективу горного производства;
  • воссоздание государственной оптовой торговли с приобретением этой продукции оптовыми базами по внутрироссийским расчетным ценам;
  • создание фондов размещения затрат инфраструктуры для поддержания стабильных и сниженных тарифов за счет изъятия из них фискальной, инвестиционной и амортизационной составляющих, покрывая потребности в инвестициях за счет указанных фондов;
  • перевод экономических взаимоотношений России со странами СНГ с мировых цен.

15 лет назад (в марте 1994 года) в стенах Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова Н.А. Назарбаев выступил с инициативой создания Евразийского союза. Предложенная им концепция базировалась на добровольной, равноправной интеграции, совместном политико-экономическом развитии постсоветских государств, общем продвижении стран СНГ на сильные позиции в глобальном мире. Реальным воплощением евразийской инициативы стала деятельность целого ряда межгосударственных структур, таких как ЕврАзЭС, ОДКБ, ШОС и других.

Сегодня, когда все страны Содружества ищут пути противодействия кризису, когда невозможно в одиночку преодолеть экономические проблемы, судьба в очередной раз подтверждает актуальность концепции евразийской интеграции. Как заявляет Н.А. Назарбаев: «Я глубоко убежден, что основанное на равенстве, добровольности и прагматичном интересе Евразийское сообщество может стать глобальным фактором мировой экономики и политики ХХI века». И он, безусловно, прав. Идею следует развивать!

К слову несколько общих замечаний. Во-первых, кризис показал, что нынешняя российская власть совершенно не переносит, когда ее в чем-то обвиняют. Она вообще не считает, видимо, что она может быть в чем-либо виновата. Если посмотреть на начало 2008 года и особенно на рубеж между маем и июнем, волна безудержного оптимизма просто-таки захлестывала российскую власть. В те поры МЭР рассчитывало, что рост ВВП будет около 8 процентов. А ведь в это время на планете вовсю бушевал уже финансовый кризис. Мы его не чувствовали?

В подавляющем большинстве случаев кризис трактуется как нечто иррациональное. Любой кризис есть, прежде всего, кризис власти, в данном случае – кризис власти консервативного крыла современного капитализма.

Если говорить о конкретно-ситуативных причинах кризиса, можно назвать, как минимум, три из них:

  • перепроизводство в сфере финансовых услуг, в том числе в области ипотеки в США и Великобритании, и связанная с этим перепроизводством отчаянная спекулятивная игра в области деривативов;
  • чудовищная спекулятивная гонка в области цен на углеводороды в 2005-2008 годах, в которой вместе со странами ОПЕК самое активное участие приняла и Россия;
  • запредельно агрессивная экспортная политика Китая, который стремился за счет демпингового экспорта решать свои демографические проблемы (им же самим и порожденные).

А что же с Россией? И как кризис повлияет на ее модернизацию, о которой было заявлено: ускорит ее, замедлит, сделает невозможной?

Анализируя, можно сказать, что чёрный капитализм с его массовым обнищанием людей, со стихией рынка и безудержной погоней за прибылью – это главные элементы кризиса, которые тяжким бременем легли на плечи трудового народа. В этих условиях правительство должно было бы предвидеть наступление кризиса, разработать кардинальные меры по выходу страны из экономического кризиса и предотвращению его.

Несмотря на то, что Россия вышла на первое место в мире по экспорту углеводородного сырья, это ее не обогатило. Если бы экспортировавшееся сырье перерабатывалось, например, с той же глубиной, как в США, экономика России была бы второй в мире! Это определенно!

Например, в 1990 году мощности по пиролизу газового сырья в Саудовской Аравии и России были примерно одинаковы: 2,3-2,0 млн. тонн, в 2006 году переработка в Саудовской Аравии возросла более чем в 3 раза: 7,8-2,2 соответственно. В 2012 году разрыв увеличится в 6 раз: 17,5-3,1. Это результат структурной политики и грамотного управления в Саудовской Аравии, которая имеет огромные запасы углеводородного сырья.

Китай также избрал сценарий глубокой переработки сырья для внутреннего потребления как основной путь выхода из кризиса – локомотивом реформ стала нефтехимия, в которую направляется 73 млрд. долл. государственных инвестиций. И, судя по всему, Китай первым выйдет из кризиса.

В России же сложившаяся система налогообложения стимулирует экспорт углеводородов, а не их переработку. Сценарии диверсификации, опирающиеся, как и прежде, на экспорт энергоносителей, неприемлемы в кризисный и послекризисный период, так как угрожают национальной безопасности. Варианты создания новой инфраструктуры российской экономики отсутствуют.

Апробированным и подтвердившим свою высокую эффективность в течение многих лет и главных экономик мира является путь химизации России на новом этапе ее развития, главнейшей составляющей которой является комплексная переработка сырья, создание организации, главная цель которой – управление инвестиционными процессами диверсификации индустрии страны. Государство должно сохранить за собой контроль за работой предприятий, подвергающих глубокой переработке первичные энергоносители (нефть, газ, конденсат), путем выкупа контрольного пакета акций. В связи с надвигающимся исчерпанием природных запасов нефти и газа необходимо срочно создавать практически с нуля индустрию углехимии с целью комплексной переработки угля на энергоносители и широкую гамму химических продуктов. У России нет иного пути в кризисный период как восстановление и создание новых технологических цепочек комплексной переработки природного, в первую очередь, минерального сырья.

При этом в числе антикризисных мер значатся возвращение в государственную собственность, народу природных богатств и ключевых отраслей экономики, обеспечение планирования развития, эффективное использование государственных средств. Ведь в этом заключается смысл спасения экономики страны, если так называемые «владельцы» не способны делать это сами. Даже в среде предпринимателей раздаются голоса о том, что необходимо соединить частное предпринимательство и государственно-плановое ведение хозяйства, восстановить внутренний рынок СНГ.

Отсюда вывод: надо готовиться к будущему – модернизировать производство и форсировать то, на что раньше не хватало воли, например, вводить поскважинный учет добытой нефти, который в США есть, а у нас – нет.

Именно сейчас необходимо обеспечить рублю стабильность и тем завоевать для него авторитет в мире. Но для этого нужно иметь не только желание, но и другой Центробанк, другой Минфин, другое антимонопольное ведомство, в общем – все другое, включая Министерство природных ресурсов и экологии.

Я опять обращаюсь к логике М. Гельмана. Он, в частности, говорит, что почти все российские банки, уподобляясь многим западным, проводили путем выдачи кредитов, не обеспеченных соответствующими банковскими активами, по сути, эмиссию фальсифицированных безналичных денег. Хотя денежная эмиссия – исключительная прерогатива Центробанка.

К сожалению, это общемировая практика. В США фальшивой «безналички», по некоторым сведениям, в последний год под прикрытием «кредитов» выпущено примерно в 5 раз больше суммы привлеченных банками средств, что во многом способствовало возникновению мирового финансового кризиса. Да и сама эмиссия денежной массы в США неподконтрольна мировому сообществу, которая, по разным оценкам, составляет от 120 до 140% по отношению к американскому ВВП. Иначе говоря, немалая сумма американской валюты ничем не обеспечена.

И мы уже давно подчинены этому абсурду: сырье в обмен на бумажки. Для этого правительство еще со времен Гайдара привязало рублевую массу к золотовалютному резерву, и, искусственно поддерживая дефицит платежного оборота, толкало банки на его пополнение липовыми средствами, в том числе под прикрытием возраставших долларовых заимствований.

Необходимо обратить внимание на общую сумму средств на счетах нефинансовых организаций, включая товаропроизводящие, – менее 4,5 трлн. рублей. На 1 января этого года она составляла 3,52 трлн. рублей, а в 2007 г. оборот во всех отраслях экономики достиг почти 59,8 трлн. рублей, в том числе в обрабатывающих отраслях – 13,9 трлн.

Спрашивается, сколько же раз должны были прокрутиться деньги, размещенные на счетах этих организаций, чтобы обеспечить указанную сумму их оборота? Получается, почти 17. Но это немыслимо: в лучшем случае, они могут обернуться трижды, покрыв потребности лишь на 10,56 трлн. рублей.

Возникает вопрос: так что же делать, как управлять экономикой? Ответить на этот поставленный вопрос трудно, но… некоторые рекомендации всё же можно дать. Во-первых, мы должны осознать, что происходящее – результат неэффективного управления экономикой, о чем говорил, будучи президентом страны, В. Путин, признав, что трехуровневая структура правительства «не сработала». Иначе говоря, принцип разделения властей, пригодный для управления государством, рыночной экономике не подходит.

Не секрет, что мировая экономика глобальна, создана американцами. Мы все, после того как рухнула советская система, начали играть в эту глобальную экономику, причём на самом примитивном уровне. Нас пустили туда с заднего крыльца – с сырьём. При этом надо иметь в виду, что если за последние годы Россия сумела выстроить какие-то механизмы самостоятельной политики в военной, политической и дипломатической областях, то финансовая сфера как была создана во времена ранних реформаторов – при полной зависимости от американской, так и осталась, но при этом мы внутри финансовой системы не создали механизмов, защищающих нас от внешних потрясений.

Мировые регуляторы делают всё, чтобы отсрочить дефляционный шок, который остался в памяти с 1929 г. Но предотвратить его не получится, поскольку нельзя накачивать экономику необеспеченными деньгами, да ещё в таком немыслимом количестве! Ведь именно это и есть единственная фундаментальная причина кризиса. Идея о том, что кризис общий, поэтому все из него должны выходить вместе, мягко выражаясь, крайне вредная. Даже из гораздо меньшего кризиса 1920-х годов мир вышел только с помощью Второй мировой войны.

Нельзя согласиться и с мерами, которые не кажутся глобальными. Если принято решение пополнять экономику деньгами, если надо предотвратить спад производства, тогда зачем ставку рефинансирования повышать? Разве непонятно, что капитал утекает в страны, где ставка от 0 до 2%, а у нас только базовая – 14%. Значит, реально кредиты можно получить под 18%. Если мы уже поняли, что борьба с инфляцией в настоящий момент – это нелепость, так прекратите ставку задирать. Второй момент – это поддержка фондового рынка. Не факт, что он вообще нужен, потому что непонятно, что он регулирует.

Нынешние функции министерств – написание всяческих директив, в том числе в виде нормативных документов, формально не изменились с советских времен. Но эти бумаги тогда были наполнены каким-то реальным по смыслу содержимым и выполнялись, так как министерства и ведомства в Советском Союзе представляли собой, говоря языком рынка, холдинговые компании, которые управляли подчиненными предприятиями и являлись хозяйствующими субъектами, действовавшими в рамках общего государственного плана.

Для управления экономикой в нынешних условиях, как отмечалось, придется изменить функции многих министерств и соответственно структуру управления экономикой. Должен быть создан общефедеральный орган индикативного макроэкономического планирования и разработки макроэкономических балансов ресурсов и объемов производства продукции, основанных на научных прогнозах их спроса и предложения. А министерства в соответствующих секторах экономики должны заниматься отраслевым планированием и разработкой соответствующих балансов производства и потребления.

Для реализации рекомендованных макроэкономического и отраслевых планов потребуется также разрабатывать индикативные планы межрегионального развития и кооперации производства и соответствующие балансы.

Документ, подготовленный правительством, не представляет собой программы. Это лишь перечень неких «пожарных» мероприятий, обусловленных отказом от несостоятельного бюджета, принятого на 2009-2011 годы, и урезанием бюджета текущего года на 40%. Такой радикальный пересмотр бюджета, по мнению правительства, обусловлен мировым финансово-экономическим кризисом. В действительности же российский системный кризис имеет лишь отдаленное отношение к кризисным процессам, происходящим в мире. Он порожден разрушительными реформами, проводившимися в России на протяжении последних 20 лет, в результате которых была утрачена ведущая роль государства в управлении экономическим и социальным развитием страны. Это надо признать!

К сожалению, любые меры, предпринимаемые властью в рамках существующих экономических отношений в России, не могут быть эффективными. Система неотложных мер, направленных на возрождение экономики страны, благосостояния ее граждан, должна включать национализацию естественных монополий и базовых отраслей народного хозяйства, восстановление плановых начал социально-экономической политики государства, переориентацию денежно-кредитной политики на стимулирование отечественного производства и инвестиций, внутреннего потребления, прекращение оттока капитала за рубеж, создание системы эффективного валютного контроля и совершенствование налогового законодательства, поддержку среднего и малого бизнеса.

Состоявшийся 30 января 2009 года «Правительственный час», на котором выступили руководители основных министерств правительства (И. Шувалов, А Кудрин, В. Христенко, Э Набиуллина, С. Игнатьев), показал, что у правительства нет четкого плана выхода из кризиса.

Власть, чтобы удержать ситуацию под контролем, сегодня должна действовать в режиме чрезвычайного положения, взяв на строгий учет все ресурсы. Оставшиеся ресурсы должны быть использованы в интересах поддержки реального сектора экономики. Сегодня правительство должно сосредоточить все усилия на создании рабочих мест, сокращении безработицы, повышении внутреннего спроса, социальной защите наиболее нуждающегося населения. Надо материально поддержать пенсионеров, инвалидов, молодежь, бюджетную сферу, включая учителей, врачей, военнослужащих. Как говорит В.И. Кашин, вопрос только в том, хватит ли мудрости у нынешней власти, чтобы понять необходимость принятия таких решений.

Правительство РФ сводит проявления кризиса лишь к расстройству финансово-банковской системы, тогда как на самом деле кризис глубоко поразил все сферы жизни российского государства: его экономику, науку, образование, здравоохранение, культуру, идеологию, нравственность. Утрачены геополитическая, экономическая, продовольственная, военная и информационная безопасность государства, ощутимее о себе заявляет кризис минерально-сырьевого комплекса.

Итак, необходима программа подлинного, пока еще не все проедено, реформирования отечественной экономики, включая ее финансовую и банковскую системы. Не обойтись и без крупных государственных инвестиций в реальный сектор экономики, в частности, в электроэнергетику, состояние которой чревато коллапсом всей экономики, и минерально-сырьевой комплекс. А для этого необходимо прекратить разрушительное «реформирование» энергетики и создать все условия для восстановления системы исследования недр.

Напомним, что в США, Китае и многих странах ЕС проводится активная государственная политика, направленная на развитие и защиту внутренних рынков, а также осуществление целевых программ по развитию национальных экономик и исследования недр в частности.

Так как Россия встраивается в мировую экономику, которой в качестве «мировой» валюты навязан ее фальсифицированный двойник – доллар, то наших собственных усилий для обеспечения стабильных позитивных перемен окажется недостаточно. Ведь в экономике США все большее место занимают спекулятивные финансовые рынки. Поэтому раздувание их виртуальной капитализации в интересах группы крупных международных спекулянтов ведет к деформациям ложного стандарта валютных курсов и, следовательно, к глобальным финансовым кризисам.

Выход из создавшейся ситуации видится в солидарном с Евросоюзом, Китаем, странами Юго-Восточной Азии и Латинской Америки, СНГ, а также Ближнего и Среднего Востока формировании новой мировой финансовой системы для взаиморасчётов во внешней торговле. Представляется, что продавать продукцию за рубеж необходимо за соответствующие национальные валюты стран-экспортёров, а покупать – за валюту стран-продавцов. При этом обменные курсы для торговли без обмана должны, как отмечалось, устанавливаться государствами по паритетам покупательной способности соответствующих валют для различных групп промышленной продукции, а также потребительских товаров с услугами, с периодической их коррекцией на ценовую инфляцию.

На начальном этапе реформирования для взаиморасчётов представляется целесообразным договориться о выборе нескольких резервных валют, наиболее обеспеченных экспортными товарами. Таковыми могут быть евро, российский рубль, китайский юань и японская иена с образованием клиринговых центров соответственно в Брюсселе, Москве, Пекине и Токио. Валюты других стран на этом этапе будут конвертироваться по кросс-курсам с одной из резервных валют.

Цена на энергоносители в значительной степени определяет темпы роста экономики страны. Поэтому, чтобы сдержать стремительное развитие стран третьего мира, в первую очередь Китая, Штатам необходимо было держать высокие цены на энергоносители. При высоких ценах на нефть Китай не может расширять свой внутренний, практически безграничный рынок потребления.

Киотский Протокол, ограничивающий эмиссию парниковых газов в атмосферу и, следовательно, потребление органического топлива, основы современного энергопроизводства, не хотят подписывать две страны. Это США и Китай. В среднем китаец потребляет около 1-1,5 тонн условного топлива на душу населения, а американец – все 16. США не подписывают Протокол потому, что не хотят ограничивать потребление, а Китай, соглашаясь с Протоколом в части общемирового ограничения потребления энергии, не подписывает Протокол, требуя введения подушного распределения энергопотребления. Таким образом, критический вопрос современности сегодня свёлся к противостоянию двух ведущих держав – США и Китая.

Современный кризис – первый гром надвигающейся бури. Его суть – начало перераспределения энергопользования на планете в пользу развивающихся стран за счёт сокращения потребления Западом и связанного с этим падения цен на энергоносители, открывающего развивающимся странам возможности для экономического роста в интересах своих граждан. Это первые шаги на пути к миру, каким он должен быть (И. Острецов, С. Ямщиков. Линия раздела, «Завтра», № 2(790), 2009). Регулировать цену на нефть до осени этого года можно было, меняя её производство в пределах нескольких процентов. В начале века для этого было достаточно взять под контроль производство нефти в антиамериканском Ираке. Если бы американцам удалось взять под контроль Иран, то цены на нефть удержались бы на высокой отметке. Но здесь на пути американцев встало растущее производство Китая. Именно Китай, получающий до 30 млрд. тонн нефти по льготным ценам из Ирана, не захотел, чтобы Джордж Буш влез в Иран. Иран поступил очень грамотно, став поставщиком нефти в Китай. Но в Иране – не только нефть.

Основной вопрос, крайне важный для нас: сколько времени продержаться низкие цены на нефть? Это обстоятельство будет определяться тремя факторами: ростом промышленности развивающихся стран, снижением производства энергоносителей в мире и снижением потребления в западных странах.

На фоне спада промышленного производства в западном мире, Китай в 2009 году существенно прирастит производство. Жизнь его населения улучшится и это пробудит его к дальнейшим свершениям. У Китая есть одна слабость. Он не имеет перспективных технологий, которыми обладает только Россия. Это энергетические технологии с ускорителями частиц (ЯРТ) и ядерно-космические энергетические технологии. Поэтому это толкает Китай в XXI веке к содружеству с Россией.

Наконец, для преодоления спада в промышленности разумно выстроить новый вектор антикризисной программы: вытеснение дорогостоящего импорта сравнительно простых индустриальных продуктов, которые СССР поставлял всему миру – тракторов, грузовиков, экскаваторов, локомотивов, турбин, буровых станков… Эта созидательная программа, обеспеченная ресурсами, структурная ломка экономического уклада – востребованный ответ нации на вызов глобального кризиса. Если структурный маневр импортозамещения инвестиционных товаров предыдущего технологического уклада окажется по плечу, то следом и прорыв в экономику хай-тэк.

Продолжение статьи в журнале №5 2009 г.

 

Е. А. Козловский,
доктор технических наук, профессор, вице-президент Российской академии естественных наук, член Высшего горного совета России

 


 
Дорогие читатели! Вы можете прокомментировать данный материал. Интересные идеи, непредвзятые точки зрения и конструктивные замечания - приветствуются.
Информация

Выставки и форумы одной строкой

Дата проведения: 17.10.2017 - 19.10.2017. 10-я специализированная выставка «Горное дело: Технол... далее
Дата проведения: 12.09.2017 - 15.09.2017. 13-я Международная выставка и конференция по о... далее
Дата проведения: 23.05.2017 - 24.05.2017. XIV Всероссийский Конгресс «Государственн... далее

Котировки

Курсы Валют  Дата ЦБ РФ
USD
28.06.17 58,8843
EUR
28.06.17 65,9563
100 KZT
28.06.17 18,2604
10 CNY
28.06.17 86,4649
LME - Лондонская биржа цветных металлов цены ($/тн):
 

Подписка на новости

Подпишитесь на новости. Введите Ваш e-mail

Подписка на RSS канал

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter