Главная Статьи История горного дела История недропользования в России в XIX веке

История недропользования в России в XIX веке

В.Г. Столчнев, Ю.С. Малютин
Печать
Титульный лист Устава горного Российской империи (1893 г.)

XIX век ознаменовался мощным скачком в развитии производительных сил большинства передовых стран Европы и Северной Америки, за которым в истории закрепилось название промышленной революции. Эта индустриальная перестройка охватила также и Российскую империю, особенно во второй половине века после отмены крепостного права.

Значительные успехи были достигнуты в области механизации горных работ. Весьма большое распространение получает отбойка горных пород с помощью взрывчатых веществ. Большое значение имело изобретение в 1857 г. электрической, а затем пневматической бурильных машин, а в 1868 г. - динамита. Относительно широкое внедрение механического бурения и высокобризантных взрывчатых веществ для целей отбойки горных пород было осуществлено в России к концу 80-90-х гг. XIX века.

На горных предприятиях получает широкое распространение транспортировка по рельсовым путям. Подъём горной породы на земную поверхность осуществлялся не только ручным и конным воротом, но и паровыми подъёмными машинами. Паровыми машинами приводились в действие также водоотливные установки.

The history of the mineral resources usage in Russia in the 19th century

The authors describe the basic stages of the mining practice development in Russia in the 19th century.

На Урале, на руднике горы Высокой, в конце XIX века работал первый паровой экскаватор, построенный неизвестным изобретателем из Нижнего Тагила. В это же время в горной промышленности начинает широко применяться электрическая энергия.

Таким образом, в конце XIX века в горном деле широко использовались следующие достижения науки и техники: электроэнергия и пневмоэнергия, взрывчатые вещества и бурильные машины, вентиляторы и подъёмные машины, водоотливные установки и др.

Однако в первой половине XIX века транспортировка горных пород в подземных выработках всё ещё осуществлялась вручную: в мешках, корзинах, ящиках, тачках и в деревянных вагонетках, образно называвшихся «собаками», перемещаемых по дощатым настилам.

Система разработки была крайне несовершенной: значительная часть руд заваливалась породой, погребалась под обрушениями, оставалась в целиках, оставленных, чтобы предохранить от обрушения соседние капитальные выработки. Много руды оставалось в целиках при ее выемке уступами (строссенами). Инженер Татаринов 1-й, описывая Салаирские рудники 1850 г., характеризует эту систему как хищническую, при которой «пропадает много целиков». По словам А. Кулибина, на Змеиногорском руднике «часто потребность в рудах заставляла вынимать обработанные целики или столбы руд в тех местах, где разведка их не была еще окончена, отчего много руд оставалось между закладками и обвалами».

Горняки при разработке полиметаллических руд ограничивались выемкой легкоплавких охристых и шпатовых руд с верхних горизонтов, не затрагивая залегающие ниже массивы трудноплавких колчеданных руд, составляющих основную часть полиметаллических месторождений. Колчеданные руды браковали потребители-металлурги, так как расплавка этих руд в горнах, оборудованных маломощными вододействующими воздуходувками, была затруднительной. Поэтому после достижения зоны колчеданных руд месторождение считалось выработанным.

Вододействующие водоотливные машины устанавливались лишь на отдельных крупнейших рудниках. Механиком П.Г. Ярославцевым была устроена штанговая вододействующая машина на Риддерском руднике: от одного водяного колеса на расстояние до 385 м к двум шахтам шли две линии штанг, уложенных на столбах. Штанги передавали движение поршням насосов. В 1828 г. была построена подобная же машина на Зыряновском руднике, а в 1840 г. - на Черепановском.

Для проветривания горных выработок широко применялись различные вентиляторы. Изобретение центробежного вентилятора и первое применение его на Чигирском руднике в 1832 г. было осуществлено нашим соотечественником - горным инженером А.А. Саблуковым. В целях вентиляции пробивали две шахты, соединявшиеся сбойкой. В одну шахту поступал свежий воздух, а из другой выходил шахтный.

При обогащении руд преобладала ручная разборка. Численность рудоразборщиков росла вместе с увеличением массы добываемых руд.

В XIX веке к России были присоединены Финляндия, часть Польши, Бессарабия, Закавказье, Средняя Азия, Урянхайский край (Тува), Приморье. Наращивание минерально-сырьевой базы страны продолжалось как на новых территориях, так и в большей мере в оформившихся ранее горнопромышленных центрах.

На Урале, кроме освоенных железорудных месторождений, стали разрабатываться хромиты, руды марганца, меди и никеля, залежи асбеста (Баженовское месторождение), графита, известняков в Оренбуржье, у Челябинска, в верховьях Чусовой и других местах. В 1828 г. были обнаружены каменные угли на Печоре. Наряду с продолжавшейся добычей уральских самоцветов началась промывка алмазов из россыпей в бассейне Койвы.

Большинство разведочных скважин глубиной до 80-100 м бурили вручную. Для разведки месторождений применяли или комплекты Эмпайр для комбинированного ударно-вращательного бурения, невьянский бур, или ударно-канатные станки Кийстон (США).

А.И. Узатис ещё в 1843 г. опубликовал «Курс горного искусства». В одной из глав этого труда весьма обстоятельно описаны техника и технология бурения того времени. Он описал вращательный и ударный способы бурения. Последний он делил на штанговое и канатное и дал правильную оценку обоим способам. Уже в то время он указал, что «буровые скважины могут быть вертикальные, наклонные и горизонтальные».

В 1831-1832 гг. в Петербурге, близ Лесного института, была пробурена первая в России скважина на воду. Несколько позже скважины на воду были пробурены в Симферополе, Керчи, а в 1834 г. - в Тамбове, Казани, Евпатории и других городах.

В феврале 1876 г. пробурена первая артезианская скважина в Москве на Яузском бульваре глубиной 458 м. Эта скважина имела начальный диаметр 812 мм и конечный 432 мм. Первая в мире скважина на нефть, о которой сохранились документальные данные, пробурена в России в 1847-1848 гг. на Биби-Эйбате (Баку) по инициативе чиновника Горного ведомства В.Н. Семёнова. Вблизи этой скважины установлен обелиск: «Первооткрывательница нефти в России».

С 1893 г. началось массовое бурение нефтяных скважин в районе Грозного. В Баку бурение скважин осуществляли ударно-штанговым способом, а в районе Грозного ударно-канатным способом. Ударно-канатное бурение на нефть с конца XIX в. применялось довольно широко.

В Олонецком крае и Финляндии были открыты и начали разрабатываться месторождения полиметаллических руд и олова (Питкяранта и др.). Полиметаллические и никелевые руды были обнаружены также на Кольском п-ове. В центральных районах европейской части страны продолжалась добыча железных руд. С середины XIX в. началась разработка бурых углей в районе Тулы. Эксплуатировались многочисленные залежи торфа на востоке Польши, у Новгорода, Твери, Тамбова и в других местах. Первые месторождения фосфоритов были установлены в Прибалтике, у Воронежа, в Прикамье, Приднестровье.

В XIX в. началась разработка железных руд Кривого Рога и марганцевых – Никополя (с 1886 г.), что способствовало созданию металлургического производства на Украине. В 1876 г. при бурении скважин обнаружили мощные пласты каменной соли у Бахмута. Соль добывалась также в Крыму, ртуть – в Донбассе (Никитовское месторождение). Возросли масштабы добычи каменного угля, который начал теперь разрабатываться и на западе Донбасса. В целом можно констатировать возникновение нового южного горнопромышленного центра в Европейской России.

На Кавказе и в Закавказье началась добыча нефти в Баку, на Кубани, у Грозного. В 1893 г. был построен первый нефтепровод на Апшеронском п-ове по проекту В.Г. Шухова. Разрабатывались также Чиатурские марганцевые руды (с 1879 г.), крупное полиметаллическое месторождение Садон, известное осетинам еще в V в., месторождения полиметаллов и кобальта в Азербайджане и меди в Армении (Кафан). Таким образом, Кавказ также постепенно превращался в самостоятельный горнопромышленный центр.

На юге Сибири к известным эксплуатируемым полиметаллическим месторождениям добавились медные и оловянные в Рудном Алтае, железорудные у Абакана. Новые угольные шахты и разрезы возникли в Канско-Ачинском и Черемховском бассейнах, в Забайкалье, Якутии, Приморье и на Сахалине. С 1833 г. начали добываться карагандинские угли, с начала XX в. – эмбинская нефть.

Урал и Алтай оставались одними из основных центров горного дела и цветной металлургии в России. Если Урал занимал первое место в России по добыче и выплавки меди (по данным И. Боголюбского, с начала разработки по 1875 г. Урал дал 27,4 млн. пудов меди, а Западная Сибирь - 10 млн. пудов), то Алтай – первое место по производству серебра, а по производству меди уступал только Уралу (табл.1). Наряду с серебром, Алтай занимал ведущее место в России по производству свинца. С начала разработки и по 1874 г. Алтай дал 4,3 млн. пудов свинца, тогда как Нерчинский округ – 2,4 млн. пуда, Алагирский – 104,7 тыс. пудов, Киргизский – 59,3 тыс. пудов, а на Урале свинец вообще не добывался.

Таблица 1. Производство цветных и драгоценных металлов в России в 1860 г.
Промышленные районы Медь, пуды Свинец, пуды Золото шлиховое Серебро
пуды фунты пуды фунты
Урал 283691 - 329 6 - -
Алтайский горный округ 32002 53637 67 30 1060 9
Частные промыслы Западной Сибири - - 38 19 - -
Киргизская степь 1454 5696 - - 2 10
Нерчинский горный округ - 365 75 26 5 5
Частные промыслы Восточной Сибири - - 1014 32 - -
Кавказ - 7000 - - 27 11
Всего 317147 66698 1525 113 1094 35
Источник: З.Г. Карпенко [3]

В России серебро с начала разработки по 1872 г. выплавлялось в следующих размерах (табл.2):

Таблица 2
Годы Округ Пуды Фунты
1745-1874 Алтайский 109302 33
1704-1875 Нерчинский 27162 10
1853-1874 Алагирский 366 3
1844-1872 Киргизский 68 16
  Урал 40  
  Всего 136939 24
Источник: З.Г. Карпенко [3]

По сравнению с крупнейшими центрами черной металлургии и каменноугольной промышленности в России - Уралом и Донбассом - выплавка чугуна и добыча угля в Алтайском округе производилась в ничтожных размерах. Так, за 1860 г. на уральских заводах было выплавлено 14,5 млн. пудов, а на алтайских заводах – 97,8 тыс. пудов чугуна, каменного угля в Донбассе за 1860 г. было добыто 6,0 млн. пудов, а в Кузбассе – 55,0 тыс. пудов. Все железоделательные заводы и угольные шахты Алтайского округа находились на территории современного Кузбасского экономического района - одного из основных центров угольной промышленности и черной металлургии в современной России.

В 1840-х годах складывается представление о Кузнецком каменноугольном бассейне. Становится ясно, что известные угольные месторождения Кузнецкого округа представляют отдельные выходы пластов обширного угольного бассейна, занимающего котловину между Салаиром и Кузнецким Алатау. Инженер-капитан А. Соколовский 2-й опубликовал в 1842 г. в Горном журнале статью, где впервые пытается связать воедино данные о месторождениях каменного угля в Кузнецкой котловине, первый определяет границы «каменноугольной области» и предсказывает, что наличие здесь каменного угля и железных руд открывает возможности «для развития обширного заводского производства».

Регулярная добыча угля в Кузнецком округе началась с 1851 г. на Бачатском месторождении, в 27 верстах к северо-востоку от Гурьевского завода. Судя по «плану местности Бачатской каменноугольной копи 1853 года», на копи были небольшие шахты Николаевская и Покровская, штольня, шурф с конным воротом, казарма для рабочих и сарай. Небольшая Бачатская копь была первенцем угольной промышленности Кузбасса. Добыча каменного угля тормозилась тем, что приписные крестьяне и урочники-углежеги в порядке повинности поставляли на заводы более дешевый древесный уголь. Поэтому не было стимулов для перехода на минеральное топливо. С падением крепостного права добыча каменного угля сразу стала расти. В 1859 г. было добыто 27 тыс. пудов, в 1860 г. – 55 тыс., в 1861 - 230 тыс. пудов угля Бачатского и Афонинского месторождений.

Факты свидетельствуют, что промышленный переворот в Западной Сибири, едва начавшийся в первой половине XIX в., развернулся и завершился именно в 90-х годах в связи со строительством Великой Сибирской железной дороги. С этого времени резко возрос приток капиталов, в том числе иностранных, в угольную и золотопромышленность Сибири. Проведение Сибирской магистрали расширило экономические связи Сибири с рынками России и зарубежных стран. Открылись новые возможности сбыта сибирского сырья, ввоза в Сибирь машин и другого оборудования, а следовательно, сложились более благоприятные условия для развития машинной индустрии в Сибири.

Сибирская железная дорога предъявила значительный спрос на каменный уголь, обусловивший возникновение угольной промышленности на севере Кузбасса. По железной дороге стало поступать оборудование для угольных рудников. На Анжерских и Судженских копях, возникших в 1890-х годах, начали устанавливаться паровые двигатели, насосы, вентиляторы, подъемные машины. Добыча угля в Кузбассе с 17 тыс. т в 1890 г. выросла до 290 тыс. т в 1904 г. Такое резкое увеличение добычи угля в Кузбассе произошло только благодаря проведению Сибирской железнодорожной магистрали.

Добыча золота до начала XIX века составляла монополию государства и царской фамилии. Золота добывалось несколько десятков пудов в год, причем только на Урале и Алтае. Потребность государства в драгоценных металлах привела к тому, что с 1812 г. частные предприниматели сначала в ограниченных размерах, а затем все шире стали допускаться к разработке месторождений золота.

Одним из старейших золотодобывающих регионов России является Урал. В 1812 г. уральским заводчикам были разрешены поиски золота на их собственных землях. В 1814 г. штейгер Л.И. Брусницын открыл первую на Урале россыпь золота, а вслед за этим началась усиленная разведка и разработка россыпей золота в этом регионе. С 30-х годов XIX в. золотодобыча велась в основном старателями. Уртазымка, Тубинский, Юлалинский, Алгазинский, Юлукский, Уваряжский, Таналыкский - далеко не полный перечень ранее известных приисков и рудников по добыче россыпного золота.

Самородок «Большой треугольник» (Алмазный фонд России) Рис. 1.
Самородок «Большой треугольник» (Алмазный фонд России)

Самый большой самородок золота – «Большой треугольник» - был найден в России в 1842 г. старателем Никифором Сюткиным на уральском прииске вблизи г. Миасс и весит он 36 кг. Самородок находится в алмазном фонде России (рис.1).

Добыча рудного золота на Урале началась в последнюю четверть XIX в. В этот период совершенствовались способы измельчения руды (толчея, бегуны) и извлечения (на уровне 60-70 %) золота (амальгамация, хлоринация, цианирование).

Но наиболее интенсивная добыча россыпного золота проводилась на Алтае, в Восточной Сибири и Забайкалье. В эксплуатацию были вовлечены такие крупные россыпи, как Бодайбинская на Витиме, Олекминские, Алданские, в бассейне Зеи, в Кузнецком Алатау и др. В 1830-1840 гг. установлена россыпная золотоносность верховьев Анадыря на северо-востоке страны.

Сибирская золотопромышленность быстро развивалась в направлении с Запада на Восток. Я.М. Рязанов и его племянник А.Т. Рязанов предприняли поиски золота в «дальней тайге», как называли тогда Енисейскую тайгу в отличие от Мариинской - «ближней тайги», в Мариинском уезде Томской губернии. Рязановские партии под руководством талантливого разведчика Г. Машарова в 1836 г. открыли богатейшую Бирюсинскую россыпь, а в 1838 г. - Удерейскую. Енисейские прииски Рязановых и их компаньонов в начале 1840-х годов давали свыше 50 пудов золота ежегодно.

Общий вид прииска Рязанова и Ко в бассейне р.Верхней Тунгузки (60 годы XIX в) Рис. 2.
Общий вид прииска Рязанова и Ко в бассейне р.Верхней Тунгузки (60 годы XIX в)

В 1820-х годах вольные старатели, крестьяне первыми открыли в Сибири золотые россыпи в Мариинской тайге по р. Кие. За вольными старателями двинулись в тайгу купеческие поисковые партии. В 1828 г. партия купца А. Попова открыла золотые россыпи по Кие, Берикулю, Кундату и другим речкам.

Постепенно поиски золота в бассейне Енисея продвигались на север, с Ангары на Подкаменную Тунгуску. В северной тайге выдающиеся по богатству россыпи были найдены в 1840 г. по Актолику, Калами и Севагликону. В 1840-х годах прииски, расположенные на отдельных речных системах Енисейского округа, давали больше золота, чем весь Томский горный округ (Мариинская тайга). Так в 1845 г. на приисках по Бирюсе было добыто 89 пудов 10 фунтов золота, по Б. Мурожной - 131 пуд 12 фунтов, по Удерею - 212 пудов 11 фунтов., по Питу - 64 пуда 33 фунта, по Подкаменной Тунгуске - 347 пудов 2 фунта, а во всем Томском округе - лишь 51 пуд 31 фунт.

В 1840-х годах были обнаружены золотые россыпи в бассейне Лены. Добыча золота в этом отдаленном районе первые десятилетия развивалась медленно: в 1845 г. в Олекминском округе было добыто всего 1 пуд 1 фунт, в 1860 г. уже 199 пудов золота.

В Алтайском округе вплоть до 1830 г. добывалось исключительно рудное золото, извлекавшееся на Петербургском монетном дворе из алтайского золотистого серебра. В 1791-1831 гг. выплавка золота составляла 20-25 пудов в год. В 1831-1860 гг. извлечение золота из руд выросло до 30-35 пудов в год, поскольку крупнейший Зыряновский рудник давал серебро с высокой примесью золота. Кроме того, с 1831 г. на территории современной Кемеровской области стали открываться государственные золотые промыслы, которые давали 20-40 пудов золота в год.

В целом Алтайский горный округ давал значительное количество золота и, например, в 1831-1840 гг. производил его не меньше, чем такие страны, как США, Боливия, Перу. Всего с начала разработки до 1851 г. Алтайский округ дал 2853 пудов, а Нерчинский округ - 245 пудов чистого золота.

В табл.3 представлен рост производства драгметаллов в Алтайском горном округе и количество золота и серебра, добытого с 1800 по 1860 г.

Таблица 3
Год Золото Серебро
пудов фунтов пудов фунтов
1800 20 7 1034 26
1805 22 8 1038 33
1810 18 35 950 5
1815 18 29 999 6
1830 26 28 911 16
1835 41 20 925 7
1853 73 25 906 23
1860 67 30 991 29
Источник: З.Г. Карпенко [3]

В 1840-1850-х годах большую часть золота, добываемого в России, давала Енисейская тайга. Сибирь вышла на первое место в России по добыче золота (табл.4).

Таблица 4
Год Добыча золота, пуды
в целом в России в том числе в Сибири
1830 383 4 ½
1835 393 72 ½
1840 458 216 ½
1845 1307 959
1850 1454 1035 ½
Источник: З.Г. Карпенко [3]

Таким образом, в 1840-х годах, когда вступили в строй енисейские прииски, добыча золота в России начала стремительно расти за счет Сибири, в которой стало добываться золота больше, чем в любом другом золотопромышленном районе страны. Только благодаря росту сибирской золотопромышленности Россия в 1841 - 1850-х годах давала до 40% мировой золотодобычи и занимала первое место в мире по добыче золота.

На золотых промыслах, как и на рудниках, большинство работ производилось вручную и лишь при промывке песков применялись вододействующие машины. На промыслах проводилось разделение труда между рабочими, занятыми добычей песков, доставкой их на промывальные устройства и промывкой.

В тех случаях, когда толщина торфов - породы, покрывающей золотоносный пласт, составляла не более 4 аршин, россыпи разрабатывались открытыми разрезами, забойщики вручную, кайлами и лопатами, снимали торфы и пески. При большой мощности торфов, золотоносные пески добывались подземными ортами, но и в этом случае кайла, лом и лопата служили основными орудиями труда.

Уборка торфов в отвал и доставка песков на промывку обычно производились особыми рабочими в носилках, тачках и реже в таратайках, запряженных лошадьми. На крупнейших приисках, где была конная откатка, настилали железные дороги, которые делались из обычного полосового железа: железные полосы ребром врезались в деревянные шпалы, немного выступая над их поверхностью. По этим примитивным рельсам лошадь могла везти в фуре 150-200 пуд. песку. Подобные железные дороги существовали в 1840-1850-х годах на Царевониколаевском и других крупных промыслах.

Большинство применявшихся промывальных машин было создано уральскими конструкторами Аносовым, Брусницыным, Катаевым и др. Простейшим промывальным устройством был ручной вашгерд, состоявший из двух деревянных плоскостей, ограниченных невысокими брусками. Работник, обслуживающий вашгерд, деревянным гребком протирал и «отмучивал» пески - растирал комки породы и направлял их под струю проточной воды, которая сносила более легкие части породы и осаждала тяжелые крупинки золота. Рабочий промывал на вашгерде за смену 60-90 пуд. песков.

Первый успешный опыт драгирования в России был осуществлен Верхнеамурской компанией в 1896 г., когда на р. Уруша начала действовать черпачная драга, закупленная в Голландии. На российских золотых приисках действовали в основном драги иностранных компаний - «Верфь-Конрад», «Маршал, сын и К°». Лишь в начале XX века отечественные драги начали выпускать Путиловский и Невьянский заводы

Таким образом, россыпи в основном разрабатывались вручную, причем основной трудовой силой были так называемые золотничники. За право разработки участка россыпи золотничник уплачивал приисковому управлению определенную арендную плату или же сдавал за каждый день работы определенное количество добытого золота. Это золото оплачивалось по сниженной цене, а золото, добытое сверх установленной нормы, при сдаче приисковому управлению оплачивалось по «вольной повышенной» цене.

Разработка вновь открываемых месторождений золота повсеместно носила «хищнический» характер - выхватывались богатейшие гнезда с высоким содержанием золота. В результате таких бесконтрольных действий период кратковременного подъема золотодобычи сменялся быстрым истощением запасов россыпей. Как только начинали разрабатывать новый золотоносный район, добыча золота в стране быстро росла. А когда в дальнейшем наступало истощение запасов этих площадей, производство золота сокращалось - до тех пор, пока не открывали новый золотоносный район.

Со второй половины 80-х годов XIX века началась разработка рудных месторождений золота, которая в определенной степени смягчила истощение запасов эксплуатируемых россыпей. Доля жильного золота (вместе с полученным химическим способом) еще в 1884 г. была ничтожно мала - 4,2%, однако к 1913 г. она возросла до 13,3%.

На рубеже XIX-XX вв. золотой промысел перешел в руки акционерных компаний, что способствовало улучшению технической оснащенности приисков и увеличению их производительности.

Расширению золотого промысла способствовало издание в 1870 г. Устава о частной золотопромышленности, которым были установлены общие для всей Российской Империи правила поисков и разработки золота из россыпей и сняты ограничения с права заниматься золотым промыслом.

Устав о золотодобывающей промышленности 1870 г. допускал участие в промысле иностранных граждан, а Горный устав издания 1893 г. предусматривал организацию в горной промышленности России иностранных акционерных компаний. При этом существовал ряд ограничений, например, до 1910 г. не разрешался допуск иностранного капитала в золотодобывающую промышленность Олекминско-Витимского, Приамурского и Приморского округов.

В целом поисково-разведочное дело в России в XIX веке поднимается на более высокий уровень. Начальниками поисковых партий, как правило, назначаются инженеры, окончившие Петербургский горный институт. Стала ощущаться необходимость в проведении широких геологических исследований.

Очередные крупные реформы в области горного дела связаны с именем императора Александра I. При нем были внесены изменения в систему управления горными промыслами и заводами, сформулированы основы горного законодательства. Сам Александр I считал горную отрасль «важнейшим источником государственного и народного богатства Российской Империи и одной из самых обширнейших отраслей народной промышленности».

В 1802 г. Александр I ввел министерскую систему управления и образовал восемь министерств, в ведение одного из которых - Министерства финансов - и попала горная промышленность. В последующий период она несколько раз меняла свою подчиненность. В конце XIX века горные заводы и промыслы были переданы в ведение Министерства государственных имуществ, а в начале ХХ века - вновь созданному Министерству торговли и промышленности.

Крупнейшим организатором и реформатором горнозаводского дела в России в эпоху Александра I был А.Ф. Дерябин*.

В 1806 г. по поручению министра финансов Васильева он выполнил исследование «Историческое описание горного дела в России с самых отдаленных времен до нынешних», в котором обоснованно доказал несостоятельность управления горными заводами гражданской властью. На тот момент Берг-коллегия уже прекратила свое существование (1807 г.), а ее функции перешли к Горному департаменту, входившему в состав Министерства государственного имущества. В 1811 г. Горный департамент был преобразован в Департамент горных и соляных дел, который возглавил А.Ф. Дерябин. Этот пост он совмещал с обязанностями директора Горного кадетского корпуса. Под его руководством Горный кадетский корпус приобрел громкую известность и славу лучшего российского учебного заведения. Заслужил он и чин оберберггауптмана четвертого класса - такой в России имели всего три чиновника.

А.Ф. Дерябин (1770-1820 гг.) А.Ф. Дерябин (1770-1820 гг.)

В связи с возрастающей ролью горной промышленности России в царствование Александра I было признано необходимым пересмотреть ранее изданные акты и сформировать новое горное законодательство. В 1806 г. был издан проект «Горного положения». Предполагалось в течение пяти лет (с 1807 по 1812 г.) его опробовать, доработать и утвердить. Однако вследствие начала Отечественной войны 1812 г. и других обстоятельств проект «Горного положения» действовал вплоть до 1832 г.

В 1834 г. последовала еще одна важная реформа высшей горной администрации: образован Корпус горных инженеров, в который вошли Штаб корпуса горных инженеров и Департамент горных и соляных дел. Оба ведомства внесли огромный вклад в геологическое изучение России. Руководство всеми геологическими работами в стране было возложено на Штаб Корпуса горных инженеров, но некоторые специальные исследования выполнялись по поручению Департамента горных и соляных дел. Так, в 1837 г. по заказу Военного ведомства проводились разведка и исследования природного асфальта в Казанской, Оренбургской и Симбирской губерниях. В 1847—1848 гг. на Биби-Эйбате (Баку) по инициативе чиновника Горного ведомства В.Н. Семёнова была пробурена первая в России и в мире скважина на нефть, о чем сохранились документальные данные.

Первой публикацией основ горного законодательства России следует считать издание в 1832 г. «Свода учреждений и уставов горного управления» в составе VII тома первого «Свода законов Российской Империи». Он был составлен на основе проекта «Горного положения» 1806 г., а также ряда указов, распоряжений и инструкций, изданных, в частности, в 1811, 1826, 1829 гг. По существу это было первое официальное издание «Устава Горного Российской Империи».

Интенсивное развитие горного производства в России в середине XIX века, сопровождавшееся серьезной модернизацией технических средств, технологий и организации работ, с одной стороны, а также изменением общественных отношений, особенно в связи с отменой крепостного права, с другой стороны, обусловили коренной пересмотр горного законодательства. Необходимость этого была отмечена еще в 1857 г., когда по представлению министра финансов (в тот период именно в его ведении находилось горное производство) Государственный совет постановил приступить к составлению «полного проекта новых узаконений до горного промысла относящихся», что и было Высочайше утверждено 13 мая 1857 г.

Работа растянулась почти на четыре десятилетия. В 1866 г. комиссия по пересмотру «Устава Горного» опубликовала проект нового закона, который весьма существенно отличался от предыдущих изданий. В окончательном виде в «Своде законов Российской Империи» он был опубликован лишь в 1893 г. (рис.3).

Титульный лист Устава горного Российской империи (1893 г.) Рис. 3.
Титульный лист Устава горного Российской империи (1893 г.)

Согласно «Устава Горного», по формам собственности горные заводы и промыслы могли быть казенными (государственными) и частными. Частные, в свою очередь, действовали на принципах либо посессионного права, либо так называемого права владельческой (частной) собственности. Частная горнопромышленная деятельность производилась на землях казенных, посессионных или владельческих, а также на землях казачьих войск (Донского и других), находившихся в общинном владении. Казенные горные заводы и промыслы располагались на казенных землях. Кроме того, часть горных заводов, рудников и промыслов в Алтайском и Нерчинском горных округах находилась непосредственно в собственности императорской фамилии. Управление ими осуществляло специальное ведомство Министерства Императорского Двора по Кабинету Министров Его Императорского Величества. В ведении министерства находились как казенные горные заводы и промыслы, так и частная горная промышленность. В его функции входило регулирование использования недр в рамках различных форм собственности, нормативно-правовое обеспечение хозяйственной деятельности и контроль за исполнением вводимых законоположений. Кроме того, министерство осуществляло управление всей хозяйственной и коммерческой деятельностью казенных предприятий. Оно имело достаточно широкие полномочия и четкие приоритеты. Формулировались они так: «Главное начало, на коем горные заводы казенные должны быть устрояемы, состоит в том, чтобы они содействовали и поощряли частную промышленность, а не были бы ей преградой», «министр наблюдает, чтобы открытые руды и минералы на землях частных не оставались необработанными». Министерство, согласно Уставу, «по горным заводам частных лиц имеет попечение о снабжении заводчиков всеми законными пособиями, нужными для действия заводов», старается преимущественно одобрять тех заводчиков, «кои своими произведениями заменяют иностранные, употребляемые внутри государства».

Требования Устава к организации горно-добычных работ были сформулированы с учетом специфики отдельных видов полезных ископаемых - углеводородов, солей, драгоценных металлов и камней.

Специфическое регулирование было посвящено каждому из видов полезных ископаемых, а также целям использования недр. Таким образом, положения структурных элементов Устава адресовались только конкретно — геологическим исследованиям, разведке и разработке месторождений твердых (каменного угля и антрацита) и жидких (нефть), драгоценных металлов и камней и прочих ресурсов недр. Соответственно административно-правовое управление и разграничение компетенции уполномоченных государственных органов строилось применительно к указанным особенностям разработки и добычи полезных ископаемых. При этом на регулятивном уровне обеспечивался учет региональной специфики.

Особое внимание в Уставе уделено специфике регулирования различных форм собственности. Горные промыслы в дореволюционной России находились и в частной, и в государственной собственности. Частные горные промыслы и заводы имели различный правовой режим и могли быть на праве во владельческой собственности, то есть находиться на землях частных владений и быть полностью независимыми от казны, быть на праве посессионном, т.е. иметь пособие от казны, а также находиться на государственных землях и лесах. Частная горная промышленность разрешалась и осуществлялась также и на всех казенных землях за некоторыми исключениями (спорные территории, земли, предоставленные для осуществления разведки казенным заводам).

Горный устав, под действие которого подпадала вся добывающая, металлообрабатывающая и нефтеперерабатывающая промышленность, разрешал «производство горного промысла на свободных казенных землях лицам всех состояний, пользующихся гражданской правоспособностью, как русским подданным, так и иностранцам». Однако именно он содержал больше всего регламентаций и изъятий. Как самостоятельная горно-промысловая деятельность, так и участие в ней в роли пайщика или доверенного лица запрещалось лицам, не состоящим в русском подданстве в Приморской области и на острове Сахалин, Семипалатинской области, пограничном округе Енисейской губернии, Алтайском округе Томской губернии, на всей территории Амурской области, в южных частях Забайкальской области и Иркутской губернии.

Законодательно запрещался экспорт необработанного сырья. Так, нефть вывозилась не в сыром виде, а только продукты ее переработки. Причем экспорт нефтепродуктов составлял лишь 12% от всего объема производства, т.е. вывозились «излишки», которые превышали объем потребления национального рынка. Таким образом, ограничительные статьи Горного устава были продиктованы защитой национальных и экономических интересов России.

В конце XIX - начале XX века непосредственно горной промышленностью в министерстве занимались Горный департамент с состоявшим при нем Геологическим комитетом, а также Ученый комитет. При этом вся территория Российской империи была разделена на 12 горных областей, каждая из которых включала в себя одну или несколько губерний. В каждой области в зависимости от конкретных условий организовывалось несколько горных округов, границы которых устанавливались и при необходимости менялись министром. Руководство работами в округах осуществлялось Горными управлениями, которым непосредственно были подчинены казенные горные заводы, рудники и промыслы.

Существенное значение имело создание в 1882 г. Геологического комитета, начавшего планомерные геологические съемки и поисковые работы, в первую очередь, в ведущих горно-добычных районах. Среди важнейших исследований комитета можно упомянуть работы Л.И. Лутугина в Донбассе и Кузбассе, Ф.Н. Чернышева на севере Европейской России, И.В. Мушкетова и Г.Д. Романовского в Туркестане, И.Д. Черского, А.Л. Чекановского и В.А. Обручева в Сибири и многие другие. В 1893 г. была издана геологическая карта Европейской России масштаба 60 верст в дюйме (1:2520000) под редакцией А.П. Карпинского.

Геолком стал первым государственным геологическим учреждением в России. С его созданием начался новый этап в развитии и становлении отечественной геологии. Вклад Комитета в изучение геологического строения территории России и преумножение богатств ее недр огромен. В начальный период деятельности Геолкома были разработаны методологические принципы составления геологических карт, а также инструкция по проведению геологических исследований. Издание инструкции оказалось весьма своевременным, так как многие частные владельцы участков недр вели самовольные изыскания и вследствие своей некомпетентности «портили залежи».

Геолком принимал заявки на геологическое изучение участков недр от мелких предпринимателей, государственных и частных компаний, а также от государственных органов. Некоторые работы, выполненные по индивидуальным заявкам, имели огромное значение для развития различных областей геологии. Так, по просьбе Медицинского департамента Геологический комитет занялся исследованиями геологических условий Липецких минеральных источников. За ними последовали широкомасштабные гидрогеологические исследования в Калмыцкой степи.

Продолжая традиции, заложенные еще М.В. Ломоносовым, русские ученые, сочетая глубокое изучение производственной практики с теоретическими обобщениями, существенно способствовали развитию горной науки.

Важным научным событием начала XIX века стал выход книги В.М. Севергина «Опыт минералогического землеописания Российского государства» (1809 г.). По сути, она может считаться первым трудом по региональной геологии. Основанием для написания книги послужила необходимость обобщения результатов исследований академических экспедиций, накопленного по горным округам материала и собственные многолетние исследования Севергина.

Своеобразным итогом исследований в области горного дела явился «Курс горного искусства» А.И. Узатиса, изданный в 1843 г. По всеобщему признанию труд А.И. Узатиса составил эпоху в горной литературе. По нему учились многие поколения инженеров горного профиля. По представлению академика Г.И. Гесса Петербургская Академия наук наградила А.И. Узатиса Демидовской премией.

Среди наиболее значимых обобщающих исследований второй половины XІX в. следует отметить также труды Г.Д. Романовского «Очерк главнейших технических усовершенствований в рудничном деле»; И.А. Тиме и Г.Я. Дорошенко «Справочная книга для горных инженеров и техников» в двух частях (1879-1880 гг.). Последняя представляла собой энциклопедию горнотехнических знаний конца XІX в. В 1875 г. Г.Я. Дорошенко защитил первую в России диссертацию по обогащению полезных ископаемых на тему «Механическое обогащение каменного угля».

В последнее десятилетие XІX века в условиях роста отечественной горной промышленности из года в год повышалась потребность в высших технических кадрах. В 1899 г. было открыто высшее горное училище в Екатеринославе, в 1912 г. преобразованное в Екатеринославский горный институт.

Приведенные данные показывают, что Российская империя к концу XIX века твердо стояла на пути индустриализации, более полного вовлечения в сферу хозяйственной деятельности богатств ее недр, расширения минерально-сырьевой базы металлургической и топливно-энергетической промышленности.

С 60-х до начала 90-х годов XIX века добыча угля в стране возросла в 20 раз, выплавка чугуна более чем в 3 раза. В 1901 г. Россия вышла на 1-е место в мире по добыче нефти. Протяженность железных дорог за последние 15 лет XIX века увеличилась с 26 до 52 тыс. км. Благодаря строительству Великой Сибирской магистрали началось ускоренное развитие горнопромышленной отрасли в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, но эти тенденции были прерваны Первой мировой войной и Октябрьской революцией и осуществились уже в советский и постсоветский периоды.

 
Андрей Федорович Дерябин* окончил Санкт-Петербургское горное училище, затем продолжил образование в Европе. Благодаря своим таланту и профессионализму впоследствии Дерябин был назначен управляющим Колыванскими и Нерчинскими заводами, а затем и всех уральских железоделательных заводов, рудников и соляных промыслов. Именно при Дерябине началась реконструкция устаревших горных производств.

 

В.Г. Столчнев,
кандидат технических наук, ООО «Геомар Недра»
г. Москва
;
Ю.С. Малютин,
кандидат геолого-минералогических наук, ООО «Геомар Недра»
г. Москва

 

Литература

  1. Петров И.М. История золотодобычи в дореволюционной России. Недропользование XXI век. №6 – 2007, с.83-88.
  2. Хамитов Р.А.. Геология и горное дело Башкортостана. История и современность. Недропользование XXI век. №5 – 2007, с.4-15.
  3. Карпенко З.Г.Горная и металлургическая промышленность Западной Сибири в 1700-1860 годах. Из-во Сиб. отделения АН СССР, Новосибирск, 1963.
  4. Гатинский Ю.Г., Вишневская Н.А.. Горнодобывающая отрасль России: от первых рудознатцев до современной индустрии (к 300-летию горно-геологической службы). Государственный геологический музей им. В.И. Вернадского РАН, Москва. Вестник ОГГГГН РАН, № 3(13), 2000.
  5. Под ред. В. В. Грицкова., К истории горного дела. Сборник русского исторического общества, т. 6 (154). М. «Русская панорама», 2003.
  6. Трубецкой К.Н., Глембоцкая Т.В.. 300 лет административному управлению горным делом в России. Вестник ОГГГГН РАН, №3 (13), 2000.

 


«Маркшейдерия и недропользование» №6 (38), ноябрь-декабрь 2008 г.
 
Дорогие читатели! Вы можете прокомментировать данный материал. Интересные идеи, непредвзятые точки зрения и конструктивные замечания - приветствуются.
Информация

Выставки и форумы одной строкой

Дата проведения: 17.10.2017 - 19.10.2017. 10-я специализированная выставка «Горное дело: Технол... далее
Дата проведения: 12.09.2017 - 15.09.2017. 13-я Международная выставка и конференция по о... далее
Дата проведения: 23.05.2017 - 24.05.2017. XIV Всероссийский Конгресс «Государственн... далее

Котировки

Курсы Валют  Дата ЦБ РФ
USD
25.05.17 56,2743
EUR
25.05.17 62,9203
100 KZT
25.05.17 18,0871
10 CNY
25.05.17 81,6670
LME - Лондонская биржа цветных металлов цены ($/тн):
 

Подписка на новости

Подпишитесь на новости. Введите Ваш e-mail

Подписка на RSS канал

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter